Информационное обозрение

Мнения экспертов

Харьковская конференция: группы рисков от Соглашения Украины с ЕС — Павел Маслюженко

В Харькове 1 ноября состоялась международная конференция «Экономические и правовые последствия подписания Украиной Соглашения об ассоциации с ЕС для промышленности». В Большом конференц-зале «Харьков Палас» собралось около двухсот специалистов в области экономики и права, представителей ведущих вузов Украины и России, промышленных предприятий, Евразийской экономической комиссии, общественные деятели, политологи, деятели культуры, журналисты. При немалом стечении представителей СМИ.

Общественный интерес к теме понятен и горяч: ведь на конец ноября на саммите «Восточного партнёрства» в Вильнюсе намечено подписание Соглашения об ассоциации между ЕС и Украиной.

 

Тон обсуждению проблемы задал лидер Общественного движения «Украинский выбор» Виктор Медведчук, заявивший сразу, отчетливо и резко, что для страны подписание соглашения будет иметь тягостные последствия — как экономические, так и политические. Украина впервые в своей новейшей истории фактически стоит на пороге утраты экономической независимости и государственного суверенитета.

Докладчик высказал наблюдение, что в последнее время на Украине пошла на спад «истерия безальтернативности евроинтеграционного выбора». Он заметил, что Министерство экономического развития и торговли Украины признало: падение ВВП страны в случае подписания соглашения в первые три года прогнозируется на уровне 0,11%, в последующие два года – на уровне 0,13%.

Прогноз Института экономики и прогнозирования НАН Украины, опубликованный ещё в январе 2012 г., свидетельствует о том, что падение ВВП в первые три года составит 1,28%, а в последующие пять лет – еще 1,22 %.

То есть ни один из украинских экономистов и чиновников не видит роста экономического благополучия в Украине в ближайшие пять, а то и восемь лет! «А как прожить эти годы? — задавался вопросом В. Медведчук. — И кто даст гарантии, что потом будет подъем? И что, Украина за эти пять-восемь лет падения осуществит реорганизацию экономики? А за счет каких средств?»

Для Украины последствиями подписания соглашения станут, по убеждению В. Медведчука, рост уровня безработицы и цен, закрытие многих украинских промышленных предприятий, а в целом — резкое ухудшение жизни рядовых граждан. «Затягивать пояса будут как раз не те, кто призывает к этому, а всё население страны», — полемично заметил политик.

Лидер «Украинского выбора» видит для страны две группы рисков в случае подписания соглашения.

Первая группа связана с асимметрией будущих отношений Украины с ЕС, ведь она будет выполнять требования Евросоюза без права участвовать в принятии решений! «Те, кто сегодня популяризируют ассоциацию, рассказывают людям, что после подписания соглашения у нас средние зарплаты и пенсии будут, как в Европе, — сказал политик. — Однако даже людям, далеким от экономики, известно, что зарплаты и пенсии зависят от производительности труда, а она на Украине в четыре раза меньше, чем в Евросоюзе, а в некоторых отраслях даже в 8–12 раз! То есть сначала нужно подготовить специалистов, производство, технологии, оборудование, техническую базу, уровень которой на Украине в семь раз ниже, чем в ЕС».

В. Медведчук привел «упрямые» числа: средний показатель ВВП на душу населения в Евросоюзе в восемь раз превышает украинский; уровень социальной помощи в Евросоюзе — 13200 евро, в Украине — 200 евро. Это тоже показывает уровень асимметрии Евросоюза и Украины, но уже экономик. «Как в рамках зоны свободной торговли эти экономики смогут действовать на равных?» — вопрос вовсе не риторический.

Вторая группа рисков, по мнению лидера «Украинского выбора», заключается в том, что Украине необходимо модернизировать и стандартизировать промышленность по нормативам Евросоюза, то есть принять более 20 тыс. стандартов. Мы помним, что совсем недавно премьер Азаров назвал стоимость для Украины такого перехода на евростандарты: 165 млрд. долл. в течение 10 лет. «Где правительство будет брать эти деньги? Может быть, оппозиция знает? Или это все ляжет на плечи субъектов хозяйствования?» — резонно спрашивает политик.

Докладчик обратил внимание присутствующих и на условия парафирования соглашения, важнейшего и фактически судьбоносного внешнеполитического документа для Украины: «Складывается впечатление, что в правительстве РФ текст Соглашения об ассоциации Украины с ЕС изучили даже лучше, чем в нашем Кабмине. В интервью одному из украинских изданий Сергей Глазьев сказал то, что очень не понравилось представителям украинской власти: текст соглашения парафировали, не читая! А ведь подобный документ не мог быть парафирован до его оценки всеми соответствующими министерствами и ведомствами Украины».

В. Медведчук привел высказывание Г. Друзенко, вице-президента Института европейской интеграции Украины, соавтора и главного редактора украинского перевода учредительных договоров ЕС: «Подписание Украиной Соглашения об ассоциации с ЕС может быть сорвано, поскольку в английском и украинском текстах соглашения имеются вопиющие расхождения. В частности, отдельные термины переведены неточно, и эти неточности могут иметь негативные юридические последствия».

Значит, сделал вывод В. Медведчук, на Украине текст соглашения практически никто не читал! Но как будет страна, которая не может перевести главный за все годы независимости стратегический документ, определяющий внешнеполитический курс на годы вперед, его выполнять?

Но то, что волнует В. Медведчука, похоже, совсем не «колышет» директора департамента информационной политики МИД Украины Е. Перебийниса, заметившего 1 ноября: «…одобрение проекта соглашения правительством Украины и Европейской комиссией внесению лингвистических и технических правок в его текст не препятствует».

Следует обратить внимание на то, что со стороны ЕС предложено (менее чем за месяц до подписания!) внести изменения в название Соглашения об ассоциации с Украиной. Об этом тоже сообщил бодрый еврооптимист Перебийнис. Читаем новое название документа: «Соглашение об ассоциации между Украиной, с одной стороны, и Европейским Союзом, Европейским Сообществом по атомной энергии и их государствами-членами, с другой стороны». Как видим, в названии документа внезапно, как гром среди ясного неба (других слов и не подберешь), появляется «Европейское Сообщество по атомной энергии».

О чем тут может идти речь? Как полагают эксперты, речь может идти о полной ликвидации атомной энергетики Украины. На харьковской конференции советник президента Российской Федерации академик РАНС. Глазьев по технической части этого «процесса» высказался так: но мы же не столь давно видели, как американская компания ввела на украинской АЭС тепловыделяющие элементы (ТВЭЛ) собственного производства вместо российских, произошел технический сбой и потом расхлебывали ситуацию снова-таки атомщики России!

* * *

С. Глазьев выступил на харьковской конференции содокладчиком. Он остановился сначала на политико-правовых последствиях заключения соглашения. Украина, отметил он, обязана будет согласовывать свои позиции с Евросоюзом, полномочия на принятие решений будут фактически делегированы европейцам. Соглашение не определяет процедуру принятия решений каким-либо советом ассоциации, комитетом ассоциации, равно как и не предусматривает порядок вступления решений в силу.

Глазьев (выучивший текст соглашения, по образному выражению В. Медведчука, чуть ли не наизусть) обратил внимание участников конференции на несколько важных положений. Так, согласно ч. 1 и 3 ст. 462 Соглашения, в состав совета ассоциации входят члены правительства Украины, члены Совета Евросоюза и члены Еврокомиссии, а согласно ч. 2 ст. 464 комитет ассоциации состоит из представителей обеих сторон без какой-либо детализации их статусного положения. В этой связи не приходится «говорить и о паритетности соглашения в целом, исходя, например, из положений ст. 29, согласно которым стороны якобы декларируют совместное снижение ставок налоговых пошлин. Вместе с тем на Украину возлагается обязанность отменить в одностороннем порядке все ввозные пошлины на бывшие в употреблении европейцев одежду и товары, открывая тем самым для них рынок секонд-хенда».

Поскольку договорные органы ассоциации обязаны работать в правовом поле юрисдикции законодательных актов Евросоюза, то не имеет правовых оснований утверждение Минюста Украины о паритетности деятельности таких органов ассоциации и недопустимости принятия ими решений без соглашения сторон.

«Сейчас мы от Европарламента слышим, что как только соглашение будет подписано, украинское правительство заявляет о немедленной ратификации, — продолжал С. Глазьев. — Европарламент говорит о том же самом, от него лишь требуется принять резолюцию о временном применении соглашения. Поэтому исходим из того, что в этом случае соглашение вступит в силу уже с 1 января будущего года». Соглашение, пояснил докладчик, «вступит в силу в плане временного применения, то есть в тех объемах, которые поддержит сам Евросоюз, и нет никакого сомнения в том, что Евросоюз выберет экономический блок этого соглашения для стопроцентного применения».

Проблема в том, что, подписывая Соглашение об ассоциации с ЕС,Украина отказывается от суверенитета в области торгово-экономического регулирования, технического регулирования и станет выполнять директивы Евросоюза в этих сферах. А это будет существенно затруднять нам кооперацию, поскольку украинские предприятия вынуждены будут переходить на европейский технический регламент, а многие из них просто свернут производства из-за отсутствия денег на эти цели. Советник президента высказал такое соображение: «Уже сегодня многие украинские предприятия занимаются не только экспортом товаров в Россию, а создают в России производственные площадки и переносят туда производство, осваивают свои технологии на территории ТС. Мы ожидаем, что в случае подписания Соглашения об ассоциации Украины с ЕС начнется массовый исход украинской промышленности в Россию».

Этот тезис подтверждается на практике. Уже сейчас представители украинского бизнеса и производства фактически толпятся в приемных московских кабинетов, пытаясь выговорить себе преференции на будущее, уверяя, что Евросоюз — это навязываемый им выбор.

С. Глазьев опроверг утверждения, что в украинском обществе растет поддержка «европейского вектора развития»: доля граждан Украины, поддерживающих Соглашение об ассоциации с ЕС, за последние месяцы упала на 5%, сегодня это меньшинство населения».

Не оставил без внимания докладчик и недавние выпады против него украинских чиновников: «Россия сгущает краски и пугает Украину». «Хочу нашим украинским коллегам напомнить, — подчеркнул ученый, — что, согласно десятку статей Соглашения об ассоциации с ЕС, а именно 56, 64, 69, 80, 84, 134, 256, 417, 428, 474, 475, 478, Украина обязуется привести свое законодательство в соответствие с законодательством ЕС и обязуется выполнять как уже существующие, так и будущие законы Европейского союза. А это значит, что часть своих суверенных прав украинская власть делегирует таким образом руководству ЕС».

«Но при принятии решений по жизненно важным вопросам вес голоса Украины в Европейском союзе равен нулю! — заметил С. Глазьев. — Украинской власти надо бы прислушаться к выводам ученых, как теоретиков, так и практиков, иначе падения и убытков Украине не избежать. Напомню, что недавно премьер-министр Украины Н. Азаров признал, что Украина потеряла от евроинтеграции в энергетической сфере около 20 млрд. долларов, присоединившись к Европейской энергетической хартии. Потому мы еще раз хотим спросить украинских коллег, насколько они уверены в тех мнимых выгодах, которые якобы принесет подписание в Вильнюсе Соглашения об ассоциации с ЕС и зоне свободной торговли».

Докладчик уже не первый раз за последний год подчеркнул: «Самое главное последствие этого соглашения носит политико-правовой характер… практически по всем вопросам торгово-экономической политики, технического регулирования обязательства Украины по Соглашению об ассоциации с Евросоюзом не совместимы с теми обязательствами, которые нужно принимать при вхождении и в Таможенный союз, и в Единое экономическое пространство». Сергей Глазьев напомнил о положениях статьи 13 «Договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Российской Федерацией и Украиной». Эта статья гласит: «Высокие Договаривающиеся Стороны развивают равноправное и взаимовыгодное сотрудничество в экономике,воздерживаются от действий, которые могут нанести экономический ущерб друг другу. В этих целях, сознавая необходимость поэтапного формирования и развития общего экономического пространства путем создания условий для свободного перемещения товаров, услуг, капиталов и рабочей силы, Стороны принимают эффективные меры для согласования стратегии осуществления экономических реформ, углубления экономической интеграции на основе взаимной выгоды, гармонизации хозяйственного законодательства».

 

 

По мнению депутата Государственной думы Российской Федерации, первого заместителя председателя Комитета по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Олега Лебедева, высшее руководство Украины не учитывает интересы юго-восточных регионов Украины. «Предприятия приграничных зон России и Украины на данном этапе активно сотрудничают. Уже сейчас на территории России работает ряд дочерних украинских промышленных предприятий, много предприятий совместных». Лебедев напомнил, что в случае подписания соглашения страны-участницы Таможенного союза будут вынуждены ввести защитные меры для своего рынка. «Добавлю: несмотря ни на что, Россия и Украина сотрудничать будут. Ведь наши кооперационные связи налаживались десятилетиями, а родственно-духовные – веками!» — подчеркнул депутат. О. Лебедев при этом считает, что Донецкая, Харьковская, Луганская, Днепропетровская области во весь голос, «открыто, не боясь» должны заявить о своих интересах.

 

 

Начальник отдела международного взаимодействия департамента развития интеграции Евразийской экономической комиссии Антон Азаровобратил внимание на то, что объем обязательств Украины значительно превышает объем обязательств ЕС: «Украина открывает Евросоюзу 45-миллионный рынок, является поставщиком дешевого сырья  —  словом, фактически становится полигоном для отработки весьма рискованных технологий, например по добыче сланцевого газа». Проверенные кооперационные связи Украины и стран ТС в один момент пошатнулись, уже наблюдается импортозамещение украинской продукции, особенно в судо- и авиастроении. В качестве конкретного примера А. Азаров привел Одесский порт, который в текущем году потерял 50% нефтеналивных грузов, перекочевавших, конечно, в порты России. То же — о порте города Николаева.

 

 

 

По мнению правительственного уполномоченного Украины в Евразийской экономической комиссии Виктора Суслова, рынок ТС имеет ключевое значение для Украины — это 36% экспорта (из них 30% приходится на машиностроение). Экспорт в ЕС составляет 27%, но это в основном сырьевая составляющая. «Украине однозначно выгоднее быть членом Таможенного союза. И никто из оппонентов не осмелился это опровергнуть», — заключил В. Суслов, считающий вероятность подписания соглашения в Вильнюсе не стопроцентной, а пятидесятипроцентной.

* * *

В принятой на конференции резолюции было, в частности, подчёркнуто, что в правовом аспекте заключение Соглашения об ассоциации между Украиной и Евросоюзом невозможно без внесения изменений в Конституцию Украины, поскольку соглашение не соответствует нормам Основного Закона и требует изменения статей четырех разделов Конституции. Учитывая сроки, внести эти изменения не представляется возможным. Кроме того, обязательность правовых актов институций Евросоюза де-юре и де-факто устанавливает принцип высшей юридической силы законодательных актов ЕС, что, по сути, делает Конституцию Украины подзаконным актом законодательства Европейского союза.

В резолюции было также подчёркнуто, что подписание соглашения грозит Украине консервацией сырьевой базы экономики, деиндустриализацией страны и потерей экономической независимости. Ассоциация с ЕС уничтожит высокотехнологичные отрасли украинской экономики, предприятия авиационной и ракетно-космической промышленности, машиностроительного, химико-металлургического и агропромышленного комплекса.

Участники международной конференции пришли к выводу, что равноправное членство в Таможенном союзе, Едином экономическом пространстве, а в дальнейшем в Евразийском экономическом союзе является реальной альтернативой евроинтеграции. Восточный вектор — это тот путь, который приведет Украину к социальной стабильности и экономической независимости.

Пётр Маслюженко

http://odnarodyna.com.ua/content/harkovskaya-konferenciya-gruppy-riskov-ot-soglasheniya-ukrainy-s-es

Материалы по теме:

Замена молдавского языка румынским уничтожает государственность Молдовы - Владислав Гросул
Разве Путин не один из нас? - Патрик Бьюкенен
Путин никогда не принимает решения, просчитанные оппонентами - Ростислав Ищенко
Социализм как единственная альтернатива - Александр Елисеев

npb-logo-ru-1
ru_1

euraz_segodnea_11

banner_en_2013_1