Информационное обозрение

Мнения экспертов

Все мировые элиты ждут от России «нового слова» — Сергей Кургинян

Сергей Кургинян

 

Россия — это альтернатива Западу, заявил 27 мая на интернет-конференции «Брошенные Армении и России вызовы в контексте современных мировых процессов» в Ереване российский политолог, лидер движения «Суть Времени» Сергей Кургинян, излагая свою давно известную мысль о том, что в современном мире назрела необходимость отказа от локально-национальных государств в пользу новых империй. В этом контексте, говоря о русских,и иных народах бывшего СССР, Кургинян указал, что у них есть общий исторический путь, миссия, судьба.

«Империя создается на основе четырех моментов: прагматика — отсутствие объединения сил на определенном направлении, когда нет возможности выжить; историософия — исторический путь, миссия, судьба; проект — например, коммунистический или какой-либо новый (в каком мире мы живем, и что происходит) и то, что я называю душой. Понимаете, мы еще мало говорим, и как-то странно поднимать этот вопрос в Ереване, хотя, возможно, это и есть самое главное, но тогда совсем другое время нужно. Мы не до конца определяем, что такое «русскость», а ведь это ключевой вопрос. И русское православие отличается от православия как такового, хотя является православием. Русский армянин отличается от французского армянина, хотя и является армянином.

«Русскость» — это не мелочь, это колоссальной силы инъекция, основанная на другом, альтернативном мировом представлении о том, как надо развиваться. Европа никогда не была единой — всегда были Рим и Греция. Эней уже рассказывает о том, как именно шла троянская война, что она означала, а римляне, уничтожая Грецию, писали «мы за Трою». Понятно, кем они себя считали. Раскол на Западе между Римом и Грецией, условно, который имеет гораздо более длинную историософскую часть, существует, и русские — это альтернативный Запад. Он закреплен очень далекими горизонтами, а горизонт новый, конечно, христианский. Православие зафиксировало окончательно западность, то есть христианскость, и альтернативность, то есть православие. Коммунизм — это западная философия совершенно, опять-таки альтернативная. Русские предлагают альтернативный путь мирового развития сейчас, в условиях, когда основной путь рухнул. Основная модель развития завершена. Проект «модерн» умер, других проектов нет. Русские выдвигают новое слово просто потому, что в их культуре это есть, и они ведут диалог с другими народами, которые хотели бы этой проектности, этой историософии (мы вместе умирали за какие-то высокие ценности), этой прагматики (нам надо защищаться вместе в XXI веке) и этого понимания русскости — не провинциального, закомплексованного, а мирового и мессианского. Вокруг этих четырех вещей все происходит», — заявил политолог.

В своих концептуальных размышлениях Кургинян выделил несколько основных подходов, условно обозначаемых стилями, по которым в современном мире «делаются дела». «Я задал концептуально некое представление о британском стиле, при котором говорится «мы хотим от вас того-то и того-то, и в зависимости от этого будут разные цены на газ». Другой стиль, при котором говорится «да ладно, вы нас любите, а мы вам дадим много экономических привилегий» также бесперспективен. Мы долго ведем так диалог с Белоруссией и, к сожалению, также бесперспективно. Единственный имперский разговор — это гораздо большее предложение и гораздо большие условия, и подавление всего, что разрушает тканевую соединимость. Вот этот разговор — новый — еще не начат. Концептуально я ввел понятие «британская формула» и «русская формула» разговора. Русская формула разговора не положена на стол. Русские очень хотят быть британцами по вариантам, о которых я говорю. И если уж выбирать между сентиментальной болтовней в стиле «давайте мы вам цену снизим, а вы нас чуть-чуть полюбите» и британским стилем, то я за британский. Другое дело, что имперский стиль (русский), не имеет никакого отношения к британскому. Это стиль более крупных предложений и более крупных требований, и, повторюсь, подавления всего, что тканево мешает. Это есть моя мечта, это есть мое кредо, и я не говорю, что я сторонник британского стиля. Будь я сторонником британского стиля, то моя карьера сложилась бы совершенно иначе. Я всюду говорю, что этот стиль ошибочен. Но если, повторюсь, выбирать между ним и «сладкими соплями», то лучше Британия. Говорю это здесь, как представитель России. Я думаю, что третий стиль не за горами. И только он решит проблему стратегически», — поделился откровениями эксперт.

По мнению Кургиняна, Россия — мессианская страна, которая является глобальным «поставщиком смысла». «Русские всегда экспортировали смысл. Я много езжу по миру. Как вы понимаете, у меня нет проблем прочитать лекцию в любой стране мира. Я много выступаю и могу сказать, что когда дело доходит до кулуарных разговоров, то все элиты мира ждут от русских до сих пор одного товара — нового слова. Мир себя исчерпал. Новое слово придет либо из России, либо ниоткуда«, — выразил уверенность гость конференции. На шутливое замечание из зала, мол, «а вдруг из Армении?» Кургинян ответил: «Если новое слово придет из Армении, то я буду только аплодировать, но тогда я хотел бы иметь в наличии хоть какие-либо признаки, минимальные. Пока что я считаю, и не безосновательно, а по многим причинам, что оно может прийти из России. Есть геном социокультурного альтернативного развития. В условиях, когда закрыто основное развитие, у русских это проявляется. В моей книге «Суть времени» есть подзаголовок «Философское обоснование мессианских претензий России в XXI веке». Вот это есть та карта, с которой только и можно ходить в глобальной русской игре. Когда русские играют с британской картой, то получается как «корова на льду». Нужно много лет, много столетий, нужно иметь эту холодную ментальность, знать нюансы. Тогда можно и так. Я думаю, что эта игра не выйдет, хотя, подчеркну еще раз: лучше она, чем сопли», — раскритиковал Кургинян сопли, извинившись за «яркое выражение».

«В России есть две слагаемые элиты: первая — компрадорская, антинациональная, антигосударственная, готовая вводить Россию в Европу по частям. Вторая — антикомпрадорская, национальная, которая считает, что можно усидеть на двух стульях — западничества и государственности. Иными словами, на стульях либерализма и государственности. Она хочет синтеза этих двух начал. В момент, когда окажется, что эти два начала несоединимы, государственническая, западническая часть элиты выберет государство. Тут все уже ясно. Я не знаю, где пройдет линия раскола, хотя и имею примерное представление. Государственническая часть российской западнической элиты на новые геополитические уступки не пойдет. Все! Рано или поздно этот раскол оформится, и сразу же за этим расколом крайне важно, чтобы контрэлита нашла диалог с государственнической, сегодня западнической, но сделавшей выбор в пользу государства элитой. На основе этого диалога, хоть и трудного (ничего не может быть глупее конфронтации), произойдет формирование субъекта. Если этот субъект сформируется, то все компрадорское тихо растает. Мы закроем глаза, откроем, а его и в помине нет. Может быть, она нам будут читать лекции из Брюсселя, Мадрида, но ее не будет. У нас две задачи: пробуждение, понимание государственнической, западной элитой того, что государственность при сохранении западничества невозможна; дальнейшее нахождение общего консенсуса с контрэлитой, которая изначально носит имперский характер. Я вижу все черты этого синтеза, он стремительно формируется. Необходимо недопущение раскола. Все работали на этот раскол, «Болотная» и Сахаров работали на этот раскол. Обязательно нужно было, чтобы патриарх Кирилл исполнил номер Павла и Ильи и пришел на болото, но он не пришел. И обязательно нужно было, чтобы Зюганов туда прямо прискакал на крыльях любви, но его за штаны и с трудом удалось удержать от этого самоубийственного поступка. Значит, мы держим канал таким образом, чтобы западники и государственники, и контрэлита не раскололись, чтобы их не стравили друг с другом. Это очень трудно, очень мучительно, но ничего другого сделать нельзя. Мы работаем, а чем это закончится — не знаю. А что касается того, распадется ли Россия, то если этого не произойдет, то, наверное, распадется. Но сначала мы умрем, а потом она распадется. Мы этого не увидим», — сказал он.

Армения должна определиться относительно принципа в отношениях с Россией — братство или взаимные интересы. Об этом  Сергей Кургинян заявил, отвечая на вопросы о росте тарифов на поставляемый в Армению российский газ и продажи российского оружия Азербайджану. «У всякого разговора есть две логики. Одна — логика взаимных интересов, другая — логика доверия. Вы должны прекрасно понимать: когда включается логика взаимных интересов, о доверии забудьте. Капитализм тем и страшен, что он вводит интерес и уничтожает доверие, а доверие есть человек. Нет человека — нет доверия. У русских интерес — получить побольше. У Армении точно такой же. Армяне говорят, почему вы, мол, продаете оружие Азербайджану, а им отвечают, что продают всем за свой интерес. Для того, чтобы эта логика поменялась на какую-то другую логику, должны произойти две вещи. Первое — люди должны от интереса вернуться к чему-то, что вызывает доверие. Если мы узнаем «своих» по каким-то фундаментальным признакам, тогда «своим» на выходе можно дать оружие подешевле, газ даром или отказаться от выгодных сделок на другой стороне. Если же окажется, что это все «чужие», и мы просто ведем разговор, то все чужие равны. Это я называю британским подходом. У Армении с Россией было о чем говорить, кроме газа и оружия, но это время прошло», — заявил Кургинян.

Далее эксперт затронул тему истории нагорно-карабахского конфликта и роли России в этом процессе. «Что касается поддержки в Карабахе и в других вещах, то не надо говорить, что русской лепты нет. Ну, зачем так говорить?! В Лачине не было русской лепты!? Вы в этом убеждены? Ну, не важно… Хорошо, я не буду комментировать. Те, кто меня услышал, кто работал там, тот знает, что лепта была. Ну, а кто не знает, тот не знает. Поэтому не надо говорить, что ничего нет, что-то есть. И, наконец, последнее. Вы не можете не видеть, что раскол между проармянской и проазербайджанской позицией в России фактически оформлен между либеральными и консервативными элитами страны. Это раскол, который маркируется определенными фигурами. Есть, например, фигуры, которые прямо об этом говорят. Г-н Будберг, спонсировавший, как известно, «Болотную», супруг г-жи Тимаковой, повсюду говорит, что он главный азербайджанский лоббист. Не я вкладываю эти слова в уста г-на Будберга, я не выдаю вам никаких секретов, откройте тексты г-на Будберга. Прагматически вопрос стоит так: если Россия окончательно понимает крепление связки суннитского радикализма с Америкой, и что ей там места нет, то переходит на позиции шиитского мира. Вместе с этим, у нее возникает другое, прагматичное ощущение Армении. Я понятно выразился!? Если Россия не переходит в эту позицию, то возникает баланс, внутри которого надо играть. И никогда в таких случаях не надо обвинять в этом политику другой страны. Нужно обвинять в этом свою дипломатию, свою стратегию и, в конечном итоге, свои, так называемые, диаспоры. А они, я вам твердо говорю, не просто не ловят мышей, они делают все возможное, чтобы наступить на все имеющиеся в наличии грабли. Я могу это в отдельном разговоре разобрать по пунктам. 12 пунктов о том, как они наступают на грабли», — заявил политолог.

На реплику из зала о том, что описываемая им схема отношений никак не вписывается в модель «братских отношений», Сергей Кургинян заявил: «Сформулируйте смысл братства! Вы путаете одно с другим!!! С одной стороны вы используете прагматический язык, потом говорите о братстве. И тогда оказывается, что смысл братства в том, чтобы подороже заплатили и отказались от других. Так нельзя! Либо вы работаете в прагматике, либо в «братстве», — сказал он.

Возвращаясь непосредственно к теме нагорно-карабахского конфликта, Сергей Кургинян заявил, что восхищается Карабахом. Он поделился впечатлениями от своей поездки в Нагорный Карабах. «Там я увидел какой-то результат независимости, которого не видел нигде больше. Это сильно духовное место, это Спарта, территория, не разъеденная мещанством. Это очень интересное состояние народа. Надо сказать, что я не без восхищения смотрю на этот опыт — это первое. Второе: никакая азербайджанская агрессия Карабаху не угрожает, ни в одном варианте, кроме одного — армянского предательства. Если Армения даже предаст Карабах, думаю, что он все равно выстоит, но окажется в тяжелейшей ситуации», — выразил мнение Кургинян, продолжив: «Ни одну проблему ни одной новосформированной независимой территории без участия самой территории решить нельзя, это мое глубочайшее убеждение. Никакие переговоры России, Франции, Америки и кого бы то ни было еще по Карабаху без Карабаха не могут ни к чему привести. Никто не вернет народы, вставшие на путь независимости, в то состояние, в котором они пребывали до этого. Процесс необратим. Каждый, кто сойдет с ума настолько, что решит это сделать, поймет, что это невозможно», — напомнил эксперт.

Кроме того, уверен лидер движения «Суть времени», любая такая попытка Азербайджана достаточно быстро «втянет в игру» Турцию, а как только втянется Анкара, не преминет вмешаться Тегеран. «Мы получим в регионе очень крупный, разрастающийся конфликт. Но мне не кажется, что сегодняшняя азербайджанская элита при всех ее словах о том, что сегодня она готова только на это, и что она дикие деньги вкладывает в оборону, — мне не кажется, что она готова на любые телодвижения в этом направлении. Это невозможно», — резюмировал эксперт.


http://www.regnum.ru/

См. также:

Материалы по теме:

ВИДЕО: Второе Крещение Руси. Фильм митрополита Волоколамского Илариона.
Присоединение Армении к Таможенному союзу - начало глобальных перемен на Южном Кавказе - Арташес Гег...
Евроимитаторы - Владимир Москалев
Хельсинкские соглашения закончились в Хельсинки - Николай Стариков

npb-logo-ru-1
ru_1

euraz_segodnea_11

banner_en_2013_1