Информационное обозрение

Аналитика

Евразийская интеграция в глобальном контексте и интеграционные перспективы Молдовы — Виталий Журавлёв

Создание Евразийского Союза обусловлено объективными социальными процессами, которые происходят во всём мире. В теории международных отношений они получили название «глобализация». Глобализация предполагает, что множество социальных, экономических, культурных, политических и иных отношений и связей приобретают всемирный характер. Она подразумевает возрастание взаимодействия, как в пределах отдельных государств, так и между государствами. Без учета глобализации сегодня невозможно прогнозировать, определять и осуществлять внешнюю и внутреннюю политику любого государства. При этом следует учитывать, что под воздействием глобализации национальные государства становятся объектами неожиданных и быстрых экономических перемен, которые способны подорвать в них политическую стабильность.

На первый взгляд, приток капиталов в процессе глобализации открывает для государств новые дополнительные возможности экономического развития. Так, между 1990 и 1997 гг. финансовый поток частных средств из развитых стран в развивающиеся увеличился с 44 млрд.долл. до 244 млрд. Примерно половина этих средств приходилась на прямые инвестиции. Но вскоре выяснилось, что «залётные» деньги уходят так же быстро, как и приходят, когда исчезает возможность получения сверхприбыли, вызывая социальный шок национального масштаба. К отрицательным сторонам глобализации следует отнести: растущее неравенство в доходах, отсутствие гарантии долговременной занятости, резкое возрастание конкурентной борьбы, сокращение расходов на образование и медицинское обслуживание.

В политическом плане, глобализм означает поражение левой части политического спектра практически в каждой стране. В условиях диктата иностранных и транснациональных корпораций левые политические партии формально могут побеждать на выборах и выдвигать своих представителей в правительства, но уже не могут реализовывать свои социально-ориентированные программы.

Исторически глобализация это, прежде всего, западный проект, вначале европейский, а затем североамериканский. Как отмечают исследователи, США были одним из столпов глобальной экономики и политики после Второй мировой войны. Позиция гегемона позволила США сформировать миропорядок, при котором западные страны обеспечили себе монопольное положение в ведущих отраслях мирового хозяйства, извлекая колоссальные прибыли. Сегодня США являются единственной мировой державой, способной вмешиваться в происходящие события в любой точке мира. Военный бюджет США превышает совокупный военный бюджет остальных стран НАТО, Российской Федерации и Китая. Доллары США составляют больше чем 60 процентов всех запасов иностранной валюты в мире. Главные акционеры Федерального Резервного банка Нью-Йорка — Ротшильды и Рокфеллеры — образуют своего рода «малое Политбюро», принимающее судьбоносные решения в области мировой политики, экономики, финансов. Как признают и западные эксперты, всемирное снятие барьеров выгодно сильнейшей стороне. На протяжении 1990-х гг. США получили от роста экспорта около трети прироста своего ВНП. Главная американская задача — выработка и реализация стратегии продления на будущее своей гегемонии. Но гегемонии не вечны. После кризиса 2008-20010 гг. наметилось существенное изменение ситуации. Ряд государств (Россия и Китай; Китай и Япония; Индия и Япония; и др.) заявили о своём намерении отказаться от использования американского доллара в расчётах при проведении взаимных расчётов. Статистический анализ показывает, что центры социально-экономического развития всё активнее перемещаются из Европы и Северной Америки в страны Азиатско-Тихоокеанского региона. В обозримой перспективе продолжится опережающая динамика Китая и Индии. Как следствие — уровень американского превосходства будет снижаться. В результате возникает реальный многополярный мир, в котором действуют несколько центров силы. Они неравновесны по потенциалу, но достаточно могущественны, чтобы проводить самостоятельную линию в мировой политике. В этом процессе Россия выступает как одна из ведущих сил на международной арене. Расчеты Запада на то, что после распада СССР удастся вытеснить Россию на периферию мировых дел, не оправдались. Показательным в этом отношении является тройное российско-китайское вето в Совете Безопасности в 2012 г. по вопросу иностранного вмешательства в Сирии.

Итак, происходит необратимое уменьшение мощи США и сейчас мир переходит в постамериканский период истории. В Вашингтоне и других западных столицах стали больше задумываться не о расширении своих позиций, а о сохранении пока еще остающегося влияния. Каковы геополитические последствия многополярности? Пока государства лишь пробуют почву и еще не определились окончательно в своих геополитических тяготениях в отношении центров, вокруг которых будут сформированы относительно устойчивые полюса.

На фоне такой международной обстановки к задачам РФ в соответствии с действующей Концепцией внешней политики отнесены:

— развитие многостороннего взаимодействия и интеграционных процессов на пространстве Содружества Независимых Государств как ключевое направление внешней политики Российской Федерации;

— вступление в силу и практическая реализация Договора о зоне свободной торговли от 18 октября 2011 г.;

— укрепление Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) (Армения, Россия, Казахстан, Белоруссия, Киргизия, Таджикистан), её механизмы оперативного реагирования на современные вызовы и угрозы и её миротворческий потенциал, совершенствование внешнеполитической координации в рамках этой организации;

— расширение взаимодействия с Республикой Белоруссия в рамках Союзного государства;

— углубление евразийской интеграции в рамках Таможенного союза и Единого экономического пространства Российской Федерации, Республики Белоруссия и Республики Казахстан и создание к 1 января 2015 г. Евразийского экономического союза.

Евразийский Союз (ЕАС) способен стать самодостаточным рынком с населением, в перспективе, не менее 200–250 миллионов человек и одним из геополитических и геоэкономических центров формирующегося глобального мирового пространства, выполняющего функцию моста между странами Европейского Союза и динамично развивающимся Азиатско-Тихоокеанским регионом.

Макроэкономический эффект от интеграции постсоветских стран достигается путём снижения цены на товары; уменьшения транспортных издержек и снижения цен на сырьё; привлечения новых инвестиций; наращивания производства благодаря увеличению спроса на товары; увеличения занятости населения на новых производствах; повышения окупаемости новых технологий и товаров благодаря увеличенному объёму рынка и т.д. Каждый участник объединения получает преимущества от сотрудничества через координацию экономической и социальной политики в рамках ЕАС.

В Евразийском союзе наиболее актуальным сейчас является заключение Учредительного договора, который определяет механизм членства в интеграционном объединении. Известно об определённых планах Киргизии и Таджикистана присоединиться к Евразийскому союзу. До конца мая с.г. на рассмотрение Высшего экономического совета ЕврАзЭС планируется вынести договор о создании Евразийского союза России, Белоруссии и Казахстана. Договор предусматривает различные этапы и варианты интеграции для тех, кто желает присоединиться к Евразийскому союзу.

В общем виде межгосударственное сотрудничество предполагает наличие трёх элементов: общие цели государств-партнёров; ожидание получения выгод от ситуации; взаимный характер получаемых выгод. Объективной предпосылкой такого сотрудничества является возможность решения экономических, социальных, научно-технических и иных задач, с которыми сталкиваются все национальные правительства. Функциональное сотрудничество в одной сфере порождает потребность в таком сотрудничестве в другой сфере и это предопределяет поэтапность интеграционных процессов. На первой стадии Россия, Белоруссия и Казахстан, а также, возможно, Киргизия и Таджикистан создают Евразийский экономический союз, то есть формируют экономическое объединение государств, в рамках которого снимаются ограничения на пути движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы, проводится согласованная или единая политика в ключевых областях экономики. Это ведет к необходимости создания специализированных национальных и наднациональных институтов для координации сотрудничества и таким образом создаёт объективные предпосылки для возможной последующей политической интеграции. Именно по такому «функциональному» пути шли процессы европейской интеграции. Основой Европейского экономического сообщества, а впоследствии Европейского Союза (ЕС), как известно, послужило Европейское объединение угля и стали (ЕОУС), которое возникло в 1951 г. и объединило каменноугольную, железорудную и металлургическую промышленность Франции, ФРГ, Италии, Бельгии, Нидерландов и Люксембурга.

Каковы интеграционные перспективы, на наш взгляд, республики Молдова? С цивилизационной точки зрения, территория юго-восточной Европы, в первую очередь Украина и Молдова, всегда относились к пространству Русского мира, испытывая при этом сильное западное политическое влияние, прежде всего, со стороны Польши – если говорить об Украине, и со стороны Румынии – если говорить о Молдове. Как известно, Валахия и Молдова – исторические области и государственные образования, которые в средние века длительное время существовали раздельно, но включали в себя близкородственные этнические группы, а, по мнению некоторых исследователей, были политическими образованиями одного народа, получившего впоследствии наименование румыны. Правящий ныне в Молдове «Альянс за европейскую интеграцию» (АЕИ), несмотря на все переживаемые кризисы, ориентирован на развитие максимально близких отношений Молдовы с Европейским Союзом (ЕС) и Румынией. Президент Молдовы Николай Тимофти заявил 10 апреля: воля большинства депутатов, с которыми он проводил консультации, заключается в том, чтобы Молдова продолжила политику европейской интеграции, а во внутреннем плане – проводила демократические реформы, согласованные с Европейским Союзом. Ранее, 24 декабря 2012 г., Николай Тимофти высказался австрийской газете «Die Presse», что Россия препятствует курсу европейской интеграции, которая, по его мнению, является национальной идеей. «С географической точки зрения мы — уже часть Европы, а с политической точки зрения мы станем её частью», — сказал Тимофти. Владимир Филат — официальный кандидат на пост премьер-министра республики, исполняющий обязанности главы кабинета министров страны, председатель Либерально-демократической партии — заявил 11 апреля на брифинге в Кишиневе: «У Молдовы нет другой альтернативы, чем европейская интеграция».

Однако в ЕС в связи с экономическим, финансовым и структурным кризисом хватает проблем с уже действующими членами, такими как Греция, Португалия, Испания, Италия, Венгрия, Румыния, Болгария, Кипр, прибалтийские государства, Польша и др. В этой связи предложения со стороны ЕС для Молдовы ограничиваются перспективами ассоциированного членства. Так, президент Европейской комиссии Жозе Мануэь Баррозу заявил в Брюсселе на ежегодной конференции глав делегаций ЕС в сентябре 2012 г., что соглашение об ассоциации Молдовы с ЕС будет подписано до конца 2013 г. Также речь идёт о подписании соглашений о свободной торговле и реализацию плана действий по либерализации визового режима. Но договор об ассоциации не означает последующего вступления его подписанта в ЕС. Более того, можно уверенно утверждать, что в обозримом будущем Молдова не станет членом Евросоюза, а ассоциированное членство для граждан Молдовы реально будет исчерпываться возможностью безвизового передвижения по территории стран ЕС.

Определённые финансовые вливания западных структур в Молдову, как известно, имеют место. Например, ЕС ежегодно переводит в Кишинев 190 млн. евро на проекты европейской интеграции в рамках «Восточного партнерства». Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) в 2012 г. увеличил объем инвестиций в Молдавию на 36%, выделив ей кредиты на общую сумму 94 млн. евро для реализации 13 проектов против 69 млн. евро инвестиций, осуществленных в 2011 г. Владимир Филат заявил в связи с визитом в республику канцлера Германии Ангелы Меркель в декабре 2012 г., что в начале 2013 г. Германия осуществит крупные инвестиции в Молдову.

Но, как отмечают экономисты, из-за увеличения суммы кредитов и грантов, растет задолженность по внешним кредитам на хозяйственные проекты, которая по итогам 2012 г. составит 1,64 млрд. долл., что в 2,1 раза больше, чем в 2009 г. Кредиты и гранты, которые Молдова получает от внешних доноров, не перенаправляются на развитие страны. С октября 2009 г. по 2012 г. правительство альянса получило грантов на общую сумму 676,6 млн.долл., из которых 404,0 млн. пошло на покрытие дефицита бюджета. На покрытие дефицита бюджета в этот период было использовано также 88,6 млн.долл. внешних кредитов, и, таким образом, общая сумма средств, ушедших на покрытие дефицита бюджета, составила 492,6 млн. В 2013 году правительством Молдовы планируется покрыть дефицит в бюджете за счет внешнего финансирования в размере 125,5 млн.долл. В целом вырисовывается следующая картина: экономическая политика молдавского правительства предполагает финансовую зависимость страны от внешних доноров, когда приходится брать всё новые кредиты для того, чтобы погашать уже взятые на себя долговые обязательства.

Однако эти меры не способны сколько-нибудь существенно улучшить социально-экономическую ситуацию в стране. Её трудности объясняются, в том числе, и неудачами молдавского руководства в попытках добиться односторонних уступок со стороны России на поставки энергоносителей. В результате в 2013 г. по-прежнему применяется европейская формула расчета цены природного газа для потребителей Молдовы, которая основывается на средней цене реализации газа «Газпромом» в страны дальнего зарубежья и котировках цен на нефтепродукты.

Как показывают социологические исследования, проведенные в ноябре 2012 г. Институтом публичной политики, при выборе между интеграцией в Евросоюз и интеграцией в Таможенный союз 22,5% опрошенных выбрали бы Таможенный союз и только 16,1% предпочли бы европейскую интеграцию. Большинство же участников опроса — 58,4%, не определились с выбором. И это не удивительно, так как даже по чисто экономическим соображениям ясно, какое значение имеет Россия для Молдовы.

Российская Федерация является основным партнером Республики Молдова по объему внешнеторгового оборота. Согласно данным Национального бюро статистики Республики Молдова (без учета приднестровского региона), общий объем товарооборота Республики Молдова с Российской Федерацией за 2011 год составил  1448,5 млн. долл. США, зафиксировав рост по сравнению с 2010 годом на 46,2%. Экспорт Республики Молдова составил 625,53 млн. долл. США (рост на 54,84%). Импорт вырос  на  40,32%  и  составил 822,96 млн. долл. США. В 2012 г. товарооборот продолжал расти, и по итогам января-июля 2012 г. составил 1126,2 млн. долл. США (117,5% к январю-июлю 2011 г.), экспорт – 913,8 млн. долл. США (117,2%), импорт –  212,4 млн. долл. США (119,1%). Важно отметить, что темпы роста экспорта молдавских товаров в Россию превышают рост импорта товаров. В товарообороте Молдовы со странами ЕС тенденция обратная.

Более 50 субъектов Российской Федерации установили и поддерживают отношения с административными образованиями Республики Молдова. В настоящее время действуют 25 межрегиональных соглашений о сотрудничестве.

Вместе с тем эти цифры могли бы быть значительно выше, если бы не различия в стандартах сертификации, тарифные и нетарифные барьеры, высокие таможенные и транспортные издержки. Могло быть и больше российских инвестиций в Молдову, в конкретные проекты, например, в объекты государственной собственности, которые сейчас в Молдове выставлены на приватизацию. Есть большие возможности для взаимодействия в энергетике.

В целом можно констатировать, что интеграция Молдовы в Таможенный союз, а затем в Евразийский Союз, позволяет обрести дополнительные рынки сбыта для её продукции, получить дополнительные инвестиции в промышленность и энергетику, осуществить социальные программы, позволяющие повысить уровень жизни народа. То, что это не просто пропагандистские декларации, подтверждает «Доклад о переходном процессе» за 2012 год Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР). Европейские экономисты указывают, что за два года внутренний товарооборот между Россией, Беларусью и Казахстаном увеличился на 74%. В документе констатируется, что создание ТС позволило на деле запустить механизм интеграционных процессов в области торговли, особенно благодаря снижению нетарифных торговых барьеров. Добавим также, что для Молдовы, как и для Украины присоединение к евразийскому интеграционному процессу позволяет получить снижение цен на энергоносители, выгоды от этого уже реально ощутила на себе экономика Белоруссии.

Таким образом, можно сделать общий вывод, что объективные социально-экономические предпосылки для евразийской интеграции в Молдове есть, но они не востребованы нынешними политическими властями Молдовы, путающих национальные интересы со своими идеологическими предпочтениями. В условиях внутреннего кризиса, который переживает правящий в Молдове АЕИ, а также то, что перспективы и положительные эффекты европейской интеграции Молдовы становятся всё более призрачными, логично предположить, что тема Евразийского экономического союза на очередных или досрочных выборах будет широко использоваться оппозицией, прежде всего Партией коммунистов РМ. Возможно также, что идея евразийской интеграции и социальных реформ станет идеологической основой для блока политических партий, выступающих за присоединение Молдовы к Евразийскому Союзу.

Виталий Журавлёв,

RUSSKIE.ORG

Материалы по теме:

ЕС применяет к Украине тройные стандарты - Вадим Колесниченко
Либерализм как преступление - Александр Дугин
Пятая колонна и либеральная идеология: аномалия вседозволенности - Александр Дугин
Новые Горчаковы - Александр Проханов

npb-logo-ru-1
ru_1

euraz_segodnea_11

banner_en_2013_1