Информационное обозрение

Аналитика

В поисках своего пути — Константин Сивков

Константин Сивков

 

Падение СССР и социалистического блока ознаменовало изменение мировой конфигурации от двуполярной к однополярной, построенной по схеме центр – периферия. Центр отождествлялся с победившим западным блоком во главе с США, периферия – остальные страны. Обеспечив себе глобальное превосходство, Запад приступил к модернизации мира в своих интересах. Однако далеко не всех это устраивало. В итоге глобальное геополитическое противостояние на идеологической основе сменилось на противостояние цивилизаций: западной – с одной стороны и исламской, православной и конфуцианской (китайской) – с другой. В этих условиях происходило формирование геополитической линии России, правопреемницы Советского Союза.

Первым современные мировые геополитические процессы осмыслил Сэмюэль Хантингтон в своей работе «Столкновение цивилизаций», в которой он прогнозировал неизбежность столкновения западной цивилизации с остальными.

Сегодня можно обозначить ряд важнейших факторов, определяющих направленность развития мировой геополитики:

  • интенсивное формирование единой мировой системы власти в условиях доминирования блока стран западной цивилизации во главе с США;
  • интенсивный рост численности населения в условиях нарастания объемов потребления западной цивилизации с приближением к критическому порогу уровня экодавления на всю сферу обитания Земли;
  • глобальный промышленно-сырьевой дисбаланс, состоящий в том, что наибольший промышленный потенциал сосредоточен в США, государствах Европы и Японии, тогда как основные энергетические и сырьевые ресурсы сосредоточены в России и странах третьего мира;
  • появление на мировой арене самостоятельных геополитических субъектов транснационального характера.

Уже в начале 90-х годов прошлого века ведущим аналитикам мира стало ясно, что действие этих факторов породит глобальный кризис, ведущее противоречие которого будет между ростом производства-потребления и имеющимися ресурсами, необходимыми для развития, возможностями экосистемы Земли.

Российская геополитика 90-х

Россия как геополитический субъект является основой Евразии, которая географически, ландшафтно, лингвистически, климатически, культурно и религиозно-идеологически объединяет евразийские Запад и Восток.

Огромный интеллектуальный потенциал и географическое положение «евразийского центра», а также значительный военный потенциал ставили под сомнение долговечность монополярной модели без устранения нашей страны как субъекта геополитики. Поэтому разгромив социалистический блок и СССР, лидеры западного мира ставили перед собой задачу устранения с политической арены и России.

В условиях господства в российской политической элите того времени откровенных западников, компрадоров, агентов влияния и просто агентов западных спецслужб, опиравшихся на целую сеть американских советников, это представлялось возможным сделать без применения вооруженных сил НАТО по модели развала СССР.

Наступили самые мрачные в истории России лихие 90-е годы. Политическая элита страны находилась под полным американским контролем. Незначительные государственнические силы, представленные преимущественно выходцами из вооруженных сил и спецслужб, значимой роли еще не играли. Народ был дезориентирован и дезорганизован. Сохранившиеся и вновь созданные коммунистические, социалистические и националистические партии и движения, несмотря на массовые выступления, существенного влияния на политику властей не оказывали.

Во внутренней политике российская власть под лозунгами либерализации и демократизации, внедрения рыночных отношений и устранения монополизма фактически осуществляла разгром страны.

Рушились производственные цепочки, уничтожались путем передачи в частные руки важнейшие предприятия высокотехнологичной промышленности, обвально сокращалась армия и разгонялись спецслужбы, секреты которых передавались западным государствам, практически свертывалось производство состоящей на вооружении военной техники и разработки новых образцов, ликвидировались научно-технические школы, уничтожались ведущие научные учреждения, занятые наиболее передовыми исследованиями, ряд ведущих ученых был просто уничтожен.

Крупнейшие предприятия нефтегазового комплекса и транспортной инфраструктуры оказались в руках отечественных компрадоров и иностранных кампаний.

В этих условиях российская геополитика, проводимая под непосредственным контролем американских спецслужб, свелась к тотальной капитуляции по всем направлениям.

За пределами постсоветского пространства руководство России отказалось от поддержки и взаимодействия практически со всеми традиционными союзниками СССР, оставив эти территории для США. Здесь Москва проводила откровенно антироссийскую политику, блокируя все интеграционные проекты, в частности выдвинутый еще в 1994 году проект евразийской интеграции президента Казахстана Назарбаева, одновременно поддерживая прозападные режимы в бывших советских республиках.

Потворствовали российские власти и сепаратизму на территории самой России.

Однако несмотря на все усилия иностранных спецслужб и доморощенных компрадоров, огромные потери во всех сферах развалить государство не удалось.

Основной причиной такой неудачи стало скрытое сопротивление на нижестоящих уровнях властной иерархии, протесты населения и деятельность небольшого числа патриотически настроенных людей в российской элите.

Геополитика путинской России

Приход к власти в 2000 году Владимира Путина знаменовал новый этап российской геополитики. Основу его команды в значительной степени составили выходцы из спецслужб и других силовых структур, которые смогли существенно усилить влияние государственно ориентированных сил в отечественной политической элите с одновременным отстранением от власти компрадорских прозападных группировок.

Значительную роль в ослаблении западного, прежде всего американского влияния в России сыграли провалы военных кампаний в Ираке и Афганистане, освобождение от американской гегемонии стран Южной Америки, в частности благодаря ярчайшему политику Уго Чавесу, а также неудача проекта «Арабская весна» на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Стало ясно, что западная цивилизация далеко не всемогуща.

Все это послужило предпосылкой для постепенного отхода от разрушительной политики предыдущих лет. Удалось укрепить расшатанное территориальное единство России, в том числе и с применением военных мер. Наиболее одиозные олигархи были изгнаны из политической и экономической жизни страны, национализированы их активы.

Нашли определенную поддержку интеграционные процессы на постсоветском пространстве. Заработали интеграционные структуры – Евразийское экономическое сообщество, Организация Договора о коллективной безопасности, Единое экономическое пространство в рамках Таможенного союза.

Наметился отход от подчиненности американскому диктату в сфере глобальной геополитики.

Фактически Россия начала осторожно возвращаться к принципам советской доктрины, но на иной концептуальной и идеологической основе.

Москва стала проводить единую государственную политику в области торговли энергоресурсами, что превратило страну во влиятельную энергетическую державу, способную воздействовать на экономические процессы в соседних с ней регионах Европы и Азии.

Важнейшим инструментом геополитического влияния Российской Федерации стала создаваемая по единому плану сеть газо- и нефтепроводов.

Россия принялась открыто осуждать практику двойных стандартов, американской гегемонии и однополярного мира. Так, жесткому осуждению подверглась агрессия США против Ирака в 2003 году.

Началось восстановление разрушенных отношений с традиционными союзниками СССР, включая Китай.

Крупнейшими успешными геополитическими проектами Москвы в этот период стали создание:

  • Шанхайской организации сотрудничества, объединившей в экономический союз евразийское пространство от Белоруссии до Китая;
  • блока БРИКС – экономического союза Бразилии, России, Индии, Китая и Южной Африки, который в экономическом отношении фактически рассек американскую «петлю анаконды», пробив серьезную брешь в системе охватывающих Россию зон влияния США.

В отношении облика будущего мира российское руководство провозгласило приверженность идее многополярности и сотрудничества со всеми силами, заинтересованными в противодействии американской гегемонии.

Вместе с тем сохранявшееся в то время значительное влияние либерально-западнических сил в политическом истеблишменте России сделало ее геополитику двойственной.

Наряду с шагами по возрождению российского влияния в мире совершались действия и в прямо противоположном направлении. В этот период Москва отказалась от своего военного присутствия на Кубе и во Вьетнаме.

Откат

Признаки возврата к гибельной практике 90-х проявились в период пребывания на посту президента страны Дмитрия Медведева. Именно тогда произошел самый разрушительный в новейшей истории России удар по важнейшим инструментам российской геополитики – Вооруженным Силам и оборонно-промышленному комплексу.

Команда бывшего министра обороны Анатолия Сердюкова в рамках подготовленной им реформы пошла на такие шаги, на которые не решалась российская власть даже в лихие 90-е.

Коммерциализация армии путем привлечения частных структур к обеспечению деятельности войск сопровождалась фактическим разгромом системы тылового обеспечения.

Принятие на вооружение образцов вооружения и военной техники (ВВТ) зарубежного производства, ставящих страну в зависимость от их производителей, сопровождалось радикальным сокращением закупок отечественных ВВТ, нагнетанием конфликтности в отношениях между Минобороны и «оборонки». При этом некоторые образцы иностранной техники уступали отечественным по ТТХ, а для других, в частности УДК типа «Мистраль», исходя из задач обеспечения военной безопасности страны, вообще не имелось места в структуре Вооруженных Сил. Складывалось впечатление, что российские ВС целенаправленно готовили к военным действиям в составе натовских группировок войск.

В этот период Москва не воспрепятствовала военной агрессии против Ливии, отказалась под иностранным давлением от поставок ЗРС С-300 в Иран. Этими шагами был не только нанесен серьезный удар по геополитическим интересам, но и причинен значительный ущерб экономическим интересам нашей страны. Только в Ливии наши кампании, по различным оценкам, потеряли до 20 миллиардов долларов.

Крайне опасным геополитическим шагом этой поры, несущим значительные угрозы экономической безопасности страны, стало вступление России в ВТО.

Неопутинская геополитика

Возвращение Владимира Путина на пост президента способствовало восстановлению курса на проведение Россией самостоятельной геополитической линии. Это отвечает интересам российского крупного бизнеса, действующего в сфере высокотехнологичной промышленности, и отечественной бюрократии.

Между тем тектонические подвижки в геополитике, связанные с переносом центра тяжести мировой экономики в Азиатско-Тихоокеанский регион, утрата странами Запада своего доминирования, выход на лидирующие позиции Китая, Индии и Бразилии, а также продолжающийся глобальный кризис, порожденный западной цивилизацией, отсутствие у нее средств, способных преодолеть нынешние трудности, предполагают неизбежность серьезной реорганизации геополитической картины мира, сопряженной с угрозой масштабных военных конфликтов.

В этих условиях контроль над Россией – определяющий фактор в процессе восстановления и сохранения западного доминирования. Приход к власти в нашей стране прозападного лидера на выборах 2012 года был критически важен для США и их союзников. Победа Владимира Путина стала тяжелым поражением либерально-западнических сил в России, серьезно ослабившим их влияние на российскую геополитику.

Третий президентский мандат, ослабление позиций Запада в мире, рост влияния новых центров силы, прежде всего Китая, Индии и Бразилии, укрепление собственных позиций на политическом поле России, а также обострение борьбы между различными транснациональными кланами создали благоприятные условия для более радикальных действий путинской команды как внутри страны, так и на международной арене.

В интересах ослабления позиций либералов-западников и компрадоров российская власть пошла на беспрецедентные меры за последние 25 лет: были приняты законы, запрещающие государственным служащим и их ближайшим родственникам иметь зарубежные активы, обязывающие НКО, занимающиеся политической деятельностью и имеющие финансирование из иностранных источников, регистрироваться как иностранные агенты.

Крупнейшим геополитическим прорывом стало создание Единого экономического пространства в рамках Таможенного союза в составе России, Казахстана и Белоруссии, который, охватив более 85 процентов территории бывшего СССР, наметил ориентиры для будущего Евразийского союза.

В геополитике подтверждено стремление к построению многополярного мира. Судя по практическим шагам российского руководства, приоритетами на данном направлении остается дальнейшая интеграция постсоветского пространства на основе имеющихся проектов, таких как ОДКБ и ЕврАзЭС, расширение экономического и политического взаимодействия в рамках БРИКС и Шанхайской организации сотрудничества.

Приоритетными векторами российской геополитики являются:

  • западное, ориентированное на развитие равноправных отношений со странами Европы и США в целях недопущения сползания в новую холодную войну;
  • южное, охватывающее Кавказ, Ближний и Средний Восток, Северную Африку, где Москва стремится нормализовать военно-политическую ситуацию, остановить военные конфликты, прежде всего сирийский, восстановить взаимовыгодные экономические и политические межгосударственные связи;
  • южноамериканское, где российские интересы состоят в развитии взаимовыгодных экономических отношений с ведущими странами региона;
  • восточное, важнейшее для России, на котором нашей стране важно сохранить существующий и по возможности укреплять уровень взаимодействия с Китаем, Индией, Вьетнамом и двумя корейскими государствами, а также нормализовать отношения с Японией.

 

Предпринимаются шаги по восстановлению военно-морского присутствия России в ключевых районах Мирового океана. В Средиземном море воссоздается оперативное соединение российского ВМФ. Возрождается военно-морская база «Камрань» во Вьетнаме.

И хотя уровень уязвимости российской политической элиты от западного давления достаточно велик, в целом можно констатировать, что в сфере геополитики курс на достижение определенной меры независимости от западного контроля продолжается, но весьма непоследовательно, половинчатыми мерами.

В условиях развивающегося глобального кризиса этих шагов для возрождения Российской Федерации и обеспечения ее безопасности недостаточно. Необходима четко согласованная система мер во внутренней и внешней политике по реализации и защите российских геополитических интересов.

Первым шагом в этом направлении должны быть выработка и принятие на государственном уровне системы четко определенных геополитических интересов России, а также стратегии их достижения и защиты.

Константин Сивков,
первый вице-президент Академии геополитических проблем, доктор военных наук
http://vpk-news.ru/articles/16421

Материалы по теме:

Евразийская интеграция в глобальном контексте и интеграционные перспективы Молдовы - Виталий Журавлё...
Россия заинтересована в евразийской интеграции и Армении, и Азербайджана - Александр Дугин
Вильнюс Молдове выйдет боком - Сергей Ткач
Интеграционные векторы Молдовы: ожидания молодёжи - Елена Харабаджиу

npb-logo-ru-1
ru_1

euraz_segodnea_11

banner_en_2013_1