Информационное обозрение

Аналитика

Украина на грани — Ростислав Ищенко

Ростислав Ищенко

 

Я лично не уверен, что Украине удастся избежать горячей гражданской войны. Очень бы хотелось избежать, но не уверен.

Во-первых, власть слаба как никогда ранее, а народ как никогда ранее обозлён. Бунт во Врадиевке и его массовая моральная поддержка по всей стране людьми диаметрально противоположных политических взглядов — свидетельство того, что полыхнуть может в любом месте, в любое время и точно так же в любое время локальные бунты могут слиться в единое народное восстание — революцию снизу, сметающую обезумевшую до потери чувства самосохранения политическую элиту. Всю элиту, без разделения на власть и оппозицию. Ведь в каждой местности ненавидят своего феодала и его опричников, а они везде разные — где-то региональные, где-то тимошенковские, где-то яценюковские, где-то кличковские, где-то тягныбочьи и даже баложьи среди них есть. И каждого из них «благодарные» подданные готовы разорвать уже сегодня.

Во-вторых, раскол страны никто не отменял, а это значит, что с ослаблением центральной власти, региональные группировки, в том числе этнические, будут заявлять свои «права» на господство в части страны (татары в Крыму) или на всей её территории (галичане и их фашистский авангард).

В-третьих, благодаря тому, что власть подыгрывает фашистам, они уверенны в своей безнаказанности. За последние годы эмпирический опыт взаимодействия с властью убедил их в том, что они являются обладателями эксклюзивного права избивать, убивать и грабить всех, кого они сочтут недостаточно свидомыми. То есть, они готовы начать агрессию просто потому, что в силу природной глупости даже не предполагают возможности не то что своего поражения, но просто ответного удара.

В-четвёртых, народ, потерявший надежду на то, что политическая элита будет играть по правилам, начал организовываться и вооружаться для более эффективного противостояния тем представителям «элиты», с которыми ежедневно приходится сталкиваться, и которые отнимают у людей надежду на возможность, хоть недостойно, но хотя бы просто выжить. Люди загнаны в угол и начинают понимать, что у них есть только один выбор: победить или умереть.

В-пятых, в рамках самоорганизации и вооружения народа проходит медленное, но всё более масштабное объединение и организация антифашистских сил (не с целью политической победы, а с целью самозащиты от прикармливаемых властью фашистов).

В общем, все готовятся к тому, что «воронья слободка» сгорит, а значит она должна сгореть. В стране становится всё больше людей, считающих, что ужасный конец лучше, чем ужас без конца. С учётом того, что выведенный из состояния душевного равновесия, оставленный без какой бы то ни было перспективы, среднестатистический гражданин любой страны (в том числе и Украины) просто неспособен подумать о том, как он будет выживать завтра, после того, как разгромит все органы власти, все магазины и рестораны в округе, что будет с его детьми и близкими, можно констатировать, что пороховая бочка, на которой мы все сидим должна была взорваться уже давно, и чудо, и наше счастье, что ещё не взорвалась.

Свидетельством того, что мы уже находимся в точке невозврата и завтра можем её пройти для меня лично стало то, что в последние три-четыре месяца большая часть моих политических оппонентов, раньше обвинявших меня в алармистских настроениях и утверждавших, что ничего Украине не сделается, как с цепи сорвались и начали десятками публиковать статьи, под каждой из которых я готов был бы поставить и свою подпись. Они вдруг прозрели и обнаружили, что страны уже практически нет, а ещё вчера они этого не хотели видеть в упор. То есть критическое состояние государства и общества уже заметно невооружённым глазом. Некоторым людям для того, чтобы понять (поверить) что в выгребной яме дерьмо, надо в яму упасть. Уже упали.

От срыва в штопор безвластия, осложнённого гражданскими конфликтом или несколькими конфликтами, нас удерживает не мудрость правителей (они элементарно тупы), не тактическая грамотность оппозиции (минимально грамотные люди уже года два, как прогнали бы действующую власть), не терпение народа (он уже не готов терпеть). Нас удерживает чудо. Но чудеса не длятся вечно.

Обоснованно рассчитывать на победу в любом конфликте, развивающемся по принципам аналитической стратегии (от шахматной партии, до военных действий) можно только в том случае, если ты управляешь процессом, твои шаги осмысленны, ты понимаешь, чего хочешь добиться, и как каждый твой следующий шаг приближает тебя к цели, а также в чём их взаимосвязь. Все, подчёркиваю все украинские политические силы процессом не управляют.

Регионалы концентрируют в руках президента всё больше и больше формальных властных полномочий, которыми он просто не в состоянии воспользоваться, поскольку ни один человек не способен контролировать в стране всё, от работы дворников, до полётов в космос. В результате власть, концентрируясь слабеет и чем выше её концентрация, тем она слабее. Только для украинских политиков эта аксиома представляется парадоксом и только украинские политики пытаются разрешить этот парадокс путём дальнейшей концентрации власти.

Оппозиция просто ждёт, когда власть, наконец, упадёт к ним в руки сама, а три формальных лидера оппозиции стараются ничего не делать, чтобы не допустить ошибку в борьбе за звание единого кандидата от оппозиции, который автоматически побеждает Януковича (причём не исключено, что даже в первом туре президентских выборов).

Параллельно бешенными темпами нарастает радикализация расколотого общества, но это никого не волнует. Власть пытается обеспечить себе поддержку народа, пугая его фашистами, а народ делится на две части: одна готова идти с фашистами свергать власть, в надежде, что с фашистами потом удастся разобраться; другая готовится к гражданскому конфликту с фашистами, рассматривая при этом власть в рядах своих противников (то есть, как минимум не надеется на поддержку власти и не собирается поддерживать власть).

По сути дела, если мы хотим сохранить хотя бы призрачную возможность избежать гражданской войны, а, в случае её возникновения, иметь надежду на победу, мы должны сами попытаться управлять процессом. Необходимо понять, что при первом же более-менее серьёзном социальном взрыве, при первой же попытке фашистского путча государственные структуры рассыплются и исчезнут. В этих условиях перевес получит тот, кто располагает широкой и гибкой сетью, связывающей его сторонников по все стране, а также опирающийся на максимально широкое общественное движение.

Мы давно говорили о том, что политический клуб «Альтернатива» в перспективе может перерасти в общественное движение, а общественное движение вполне может впоследствии выделить из себя и политическую партию. Мы игнорировали упрёки наших сторонников в том, что мы только говорим, но ничего не создаём, поскольку общественное движение нельзя «создать», оно должно вызреть. Только в тот момент, когда люди прекратят ждать, что их кто-то организует и начнут организовываться, когда они будут объединяться против реального врага, а не ждать, чтобы им придумали «идеологию», тогда будет и движение и идеология.

С моей точки зрения время общественного движения уже настало. Партию мы пока не вытянем — взгляды у наших сторонников разные, часто непримиримые, а движение можем. Мне также понятно, что создаваться это движение может только на антифашистской основе. Что бы кто ни думал и ни говорил о том, что регионалы приватизировали и испохабили термин «антифашизм», только вокруг этой идеологии могут объединиться коммунисты и монархисты, евреи и черносотенцы, либералы и консерваторы, украинофилы и украинофобы. Они все «за» что-то разное, но они все «против» чего-то одного.

Сможем ли мы потом, из Антифашистского народного фронта (АНФ) вырастить партию русской Украины — русскую, малороссийскую, украинскую — не галичанскую — каждый называет сегодня такую партию по своему, зачастую слишком много внимания уделяя названию, а не сущности, это — вопрос завтрашнего дня и нашего умения договариваться. Сегодня главное объединиться против реальной опасности, опасности уже не идеологической, но физической.

Сегодня такое движение как АНФ является наиболее удобной формой взаимодействия, поскольку, не нарушая ничьей автономии, способно объединить партийные, общественные, профессиональные организации и даже отдельных лиц. Кроме того мы знаем о кратковременном, но достаточно успешном опыте создания антифашистских народных фронтов в предвоенной Европе. Фашисты прорывались к власти там и тогда, где народные фронты не удавалось создать или где они разваливались, но пока различные политические силы, входившие в эти фронты, считали борьбу с фашистской опасностью сверхидеей, ради которой можно временно пренебречь политическими идеологическими противоречиями, фашизм не проходил.

Сейчас мы вступаем в самый сложный период создания АНФ — его первичной структуризации. Если в течение ближайших шести месяцев этот период удастся благополучно миновать — можно считать, что мы состоялись. Как и у новорожденного ребёнка, у политического проекта первые месяцы самые сложные и наиболее чреваты риском «внезапной детской смертности».

Сейчас практически в каждом городе страны есть группы, общественные объединения и даже партийные организации, имеющие среди своих целей борьбу с угрозой украинского фашизма. При этом они зачастую не только не дружат, но прямо враждуют между собой. Наша задача, наладить связь и координацию действий этих организаций именно по антифашистской части. Поясню: православные монархисты не пойдут возлагать цветы к памятнику Ленина, а коммунисты не закажут панихиду по невинно убиенному Императору Николаю II и его семейству. А вот выйти на антифашистский митинг они могут вместе. И здесь не будет ничего страшного или противоестественного в соседстве красного флага, с чёрно-злато-белым имперским триколором (они, кстати, очень хорошо уживались в расстреливаемом ельцинскими танками Верховном совете РСФСР в октябре 1993-го года). А со временем, глядишь, и памятники научатся совместно защищать от фашистов, независимо от того, он посвящён организаторам коммунистического режима или его жертвам. Совместная борьба с врагом, она сближает.

Нам необходимо наладить скоординированную работу всей антифашистской прессы. У нас не так мало СМИ (хоть они, в большинстве своём, и не так влиятельны, как фашистские и профашистские). Просто наши СМИ бьют растопыренными пальцами, выступая не единым фронтом, а каждый партизанский отряд самостоятельно. Мы ещё не провели ни одной скоординированной кампании. Зачастую личные мотивы, амбициозность, старые обиды, политическая конкуренция перевешивают необходимость действовать совместно.

В общем, для начала, нам надо просто показать и власти, и оппозиции, и фашистам, что нас много, мы организованны, готовы и умеем действовать совместно, и что мы не отступим и не уступим. Пусть поймут, что в гражданской войне фашистов и олигархов тоже убивают. Может быть поумнеют.

Сейчас мы создали группу АНФ в фэйсбуке, готовимся создать рабочий сайт для лучшей организации контактов. Но время не терпит и необходимо искать и находить способы ускорить объединение. Очевидно, надо будет изыскать возможность провести в сентябре-октябре какой-то объединительный съезд или конференцию, а до этого определиться кто, кого и как представляет и в очном, и в заочном общении (все то в одно место всё равно не съедемся), понять какие нам нужны координирующие структуры и с какими полномочиями и т.д.

Ну и главное — связь. Пока ещё можно поддерживать контакты через антифашистские СМИ, социальные сети, общих знакомых и т.д., но уже сейчас эти каналы не обеспечивают устойчивого прохождения сигнала и оперативного реагирования на меняющуюся обстановку. Необходимо продумать и организовать эффективную систему связи, на основе подручных средств.

Напоследок хочу заверить коллег, что помощи нам ждать неоткуда. Украинская «элита» — хуже обезьяны с гранатой. Она просто не понимает, что наступил тот момент, когда верхи не могут, а низы не хотят. Россия не видит для себя на Украине адекватного партнёра и, окончательно разочаровавшись в способности регионалов мыслить и хотя бы защищать свои шкурные интересы, а также понимая, что остальные претенденты на власть ещё хуже, заняла позицию ожидания и смирилась с тем, что подбирать Украину ей придётся, когда всё рухнет, а затем наводить здесь порядок, налаживать жизнь, восстанавливать экономику. Запад нам помогать не будет — у него свои клиенты, хоть именно мы и являемся тем самым гражданским обществом, появления которого он (Запад) так страстно желал.

В общем, если хотим выжить и победить — всё предстоит сделать самим и на собственной ресурсной базе. Необходимо организовываться самим, а не ждать пока нас кто-то организует. Давайте думать и делать вместе!

Ростислав Ищенко, директор Центра системного анализа и прогнозирования.

http://ruskline.ru/opp/2013/07/08/ukraina_na_grani/

Материалы по теме:

Стремление Украины вступить в Евросоюз повлечет за собой серьезную потерю роста ВВП - эксперты
Не надо нас пугать! - Виктор Медведчук
С кем быть Белоруссии, хочет решать Польша - Владимир Скворцов
«Мягкая сила» США в Центральной Азии в ущерб евразийской интеграции - Сергей Васильев

npb-logo-ru-1
ru_1

euraz_segodnea_11

banner_en_2013_1