Информационное обозрение

Аналитика

Туркменистан и евразийская интеграция: шаг вперёд, два шага назад? — Иван Лизан

Иван Лизан

Обсуждая процесс евразийской интеграции и включение стран в состав Таможенного Союза, как правило, ведут споры о вероятности членства Украины, целесообразности приёма в Союз Киргизии. А тем временем некоторые постсоветские республики вовсе выпали из интеграционного контекста. Прибалтика, например, настолько далеко ушла в Европу, что вероятность её внешнеполитической переориентации является фантастической, а Узбекистан не участвует в интеграции, ошибочно полагая, что она несёт угрозу национальным интересам республики. Впрочем, есть государства, о которых, в силу их закрытости для мира, и вовсе позабыли в информационном пространстве. Именно таким государством является Туркменистан. Если просматривать новостные ленты мировых информационных агентств, то сообщений о Туркменистане в них, как правило, нет. А ведь Туркменистан  — это не только скачки на Ашхабадском ипподроме с участием президента республики, но и пески, под которыми триллионы кубометров газа, важное положение на берегу Каспийского моря, а также потенциальный плацдарм для усиления влияния Таможенного союза в направлении Ирана и Персидского залива. Так что же представляет собой туркменское государство, почему о нём почти ничего не слышно, и при каких обстоятельствах элита республики откажется от политики нейтралитета в пользу евразийской интеграции? И откажется ли?

Туркменистан: газовая монархия у Каспийского моря

Фактически, Туркменистан является «газовой монархией», элиты которого пытаются отгородиться от всего мира, дабы не ограничивать свое суверенное право продажи энергоносителей. Собственно, именно колоссальные запасы газа дают возможность республике сохранять нейтралитет. Официально Туркменистан занимает четвёртое место в мире по запасам природного газа. А вот по оценкам экспертов из британской ВР Ашхабад контролирует почти 12% общемировых запасов голубого топлива, что делает его вторым государством по объёмам природного газа в недрах после России. А потому нейтралитет туркмен, поддержанный резолюцией Генассамблеи ООН от 12 декабря 1995 года, сразу же стал вторым по значимости национальным праздником, ведь для элит и народа Туркменистана вопрос добывания средств к существованию был снят с повестки. Впрочем, вопрос о роли Туркменистана в геополитике также был закрыт: страна, заявив о нейтралитете, фактически приняла обязательство ограничить контакты с Россией, а взамен элитам было предоставлено право управлять страной и не бояться революций и переворотов. Таким образом, стороны (США и Туркменистан) заключили взаимовыгодный договор, предопределивший не только внешнюю, но и внутреннюю политику республики.

Туркменистан напоминает карликовые монархии Персидского залива. С той лишь разницей, что находится далеко от тёплых вод залива и является светским государством. Первым «монархом» республики стал почивший в 2006 году Сапармурат Ниязов, носивший титул «пожизненного президента». Сменивший его в 2006 годуГурбангулы Бердымухамедов подобного титула не имеет, впрочем, вопрос переизбрания для него проблем не составляет. На президентских выборах в 2007 году Бердымухамедов набрал свыше 89% голосов, а в 2012 году переизбрался, получив и вовсе невероятные 97,14% голосов избирателей.

Сменив почившего Туркменбаши, Бердымухамедов провёл развенчание культа личности первого президента республики. Так, книгу Ниязова «Рухнама» весной 2009 года начали изымать из туркменских школ и предприятий, заменив трудами Бердымухамедова.

Также Туркменистан славится своей закрытостью, ведь доступ к интернету, по данным прошлого года, имели лишь 5% туркмен, в то время как в РФ этот показатель составлял 50%. Впрочем, в республике начата программа интернетизации, что даёт некоторые надежды на исправление ситуации.

А пока жители республики постепенно приобщаются к интернету, туркменские элитарии периодически совершают зондаж внешнеполитической активности своих соседей.

«Паспортная война» как новый этап построения моноэтнического государства

Состоявшийся в декабре прошлого года саммит СНГ в Туркменистане на время дал надежды полагать, что республика заинтересовалась евразийской интеграцией, ведь именно Туркменистан выступил инициатором проведения саммита в Ашхабаде. До этого подобные мероприятия туркменская сторона игнорировала. Однако дальше слов дело не пошло.

Убедившись, по всей видимости, в серьёзности намерений по реинтеграции постсоветского пространства, Туркменистан поспешил вновь закрыться от России, продолжив замороженную на время «паспортную войну». После саммита туркменским руководством вновь был поднят вопрос о двойном гражданстве в республике. Так, согласно договору о двойном гражданстве между РФ и Туркменистаном, десятки тысяч граждан республики являлись владельцами паспортов РФ. Однако во время последней переписи населения в Туркменистане перед жителями республики был поставлен вопрос о предпочтительном для них гражданстве. Не получилось ничего изменить даже после апрельской поездки главы российского МИД Сергея Лаврова в Ашхабад. Туркменская сторона чётко дала понять, что вопрос с двойным гражданством в республике уже решён и отнюдь не в пользу России. Дополнительным подтверждением этого тезиса выступает заявление президента республики Гурбангулы Бердымухамедова:

«Обращаясь к жителям нашей страны, ещё раз заявляю, что все конституционные права и свободы тех, кто прежде имел двойное гражданство, а впоследствии принял гражданство Туркменистана, независимо от национальной, религиозной или иной принадлежности, будут неукоснительно соблюдаться»,  — заявил глава республики 13 апреля. Таким образом, жители Туркменистана оказались перед дилеммой: отказаться от гражданства России или паковать чемоданы.

Приватизация, ВТО и дружба с Западом

Туркменистан решил чуть приоткрыться миру, но дверь в Таможенный Союз все ещё наглухо запечатана. Власти республики приняли решение о запуске процесса присоединения страны к ВТО. В середине января Кабмин Туркменистана заявил о желании страны стать членом ВТО, а президент поручил подготовить все необходимые для этого документы и соответствующее предложение к организации.

А в конце марта в столице республики была проведена международная конференция «Туркменистан и вступление в ВТО: материально-правовые вопросы и переговорный процесс», организованная при активном содействии Агентства США по международному развитию (USAID). Показательно, что Туркменистан подтолкнул к началу переговоров Европейский Союз ещё в 2011 году. Теперь же в республике назревают перемены, в частности, планируют начать программу приватизации и улучшить инвестиционный климат, добившись притока инвестиций, ведь бизнес, по заверениям иностранцев, вести в Туркменистане сложно и опасно.

Ещё в конце осени 2012 года был подготовлен проект «Государственной программы приватизации предприятий и объектов государственной собственности в Туркменистане на 2013-2016 годы», в соответствии с которым Туркменистан распрощается с изрядной долей государственной собственности. А пока будет идти приватизация предприятий, населению позволят стать собственниками жилья.

Крепнет дружба Туркменистана с международными энергетическими компаниями. В ІV Международном газовом конгрессе приняли участие более 45 компаний со всего мира, в том числе такие энергетические монстры, как Chevron, Exxon-Mobil, BP, Shell, Hyundai Engineering, Pietro Fiorentini, Honeywell, Halliburton, СРЕСС. По-прежнему поддерживает Туркменистан Госдеп США, особенно в вопросе поставок голубого топлива в обход России.

Трубопроводная «дипломатия»

Наиболее важным вопросом для Туркменистана, помимо нейтралитета с креном в сотрудничество с ЕС и США, является продажа энергоносителей. Именно для обсуждения маршрутов транспортировки голубого топлива в канун персидского Нового года Бердымухамедов собрал в Ашхабаде глав государств-соседей Туркменистана по региону. В республике недавно было введено в эксплуатацию месторождение Галкыныш, что даёт возможность туркменам дополнительно увеличить объёмы добычи газа, упавшие после 2008 года. В 2013 году планируется экспортировать порядка 44 миллиардов кубометров газа, что пока существенно меньше объёмов продаж пятилетней давности. В тоже время объём закупок туркменского газа российским «Газпромом» в последнюю пятилетку снижается. Динамика следующая: с 42,3 в 2008 году до 10,7 в 2010 и 10 миллиардов кубометров в текущем году. Причинысокращения объёмов  — желание нарастить экспорт своего топлива, дороговизна транзита газа из Средней Азии, а также уменьшение объемов потребления топлива Украиной.

В сложившейся ситуации Туркменистан, лишившийся существенной части доходов, увеличивает продажу топлива в Китай. Планируется, что поставки газа в Поднебесную в ближайшее время возрастут до 65 миллиардов кубов. А с 2017-2018 годов Индия планирует закупить порядка 38 миллиардов кубометров газа туркменской добычи, транспортируемого по газопроводу ТАПИ (Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия), который планируется в перспективе довести до границ России. Показательно, что инициатором присоединения к проекту России выступили партнёры из Индии.

Получается, что зависимость Туркменистана от продажи газа «Газпрому» была сведена к минимуму, в тоже время республика наращивает объёмы экспорта в Китай и готовится приступить к реализации газопровода ТАПИ. Из этого следует, что без газовых денег Туркменистан точно не останется.

Устойчив ли туркменский нейтралитет?

Суммируя вышеизложенное, можно прийти к следующим выводам.

Тезис первый: элиты Туркменистана абсолютно не заинтересованы в участии в евразийской интеграции, а в качестве противовеса ей ведут «паспортные войны» и усиливают сотрудничество с ЕС и США, оглашая курс на проведение приватизации и вступление в ВТО. Контакты Туркменистана со странами Таможенного союза сведены к минимуму. В соседнем Казахстане Гурбангулы Бердымухамедов крайне редкий гость, даже несмотря на совершённый недавно визит, в ходе которого состоялось открытие железной дороги.

Тезис второй: обладая огромными запасами природного газа и ёмкими рынками сбыта в лице Китая и Индии, туркмены, в отличие от таджиков, точно не останутся без средств к существованию. В газовом вопросе на Туркменистан повлиять крайне сложно, опять же из-за ёмких рынков Китая и Индии. Однако в туркменской политике нейтралитета есть существенный изъян. На носу вероятная легитимация талибов в Афганистане в 2014 году. В приграничной с Туркменистаном афганской провинции Фарьяб последнее время активизировались талибы. Моджахедам даже на время удалось получить контроль над некоторыми районами провинции. Войск НАТО в Фарьябе практически нет, полиции —  минимум и вооружена она крайне слабо. Даже несмотря на то, что контроль Кабула над утраченными территориями уже восстановлен, талибы из провинции не ушли. Моджахеды поднялись в горы, где находятся в безопасности и полной недосягаемости. Противостоять талибам туркменские пограничники, переведённые на самообеспечение, не в состоянии, а вероятность того, что хаос из Афганистана сможет проникнуть в Туркменистан, крайне высока.

И тогда, скорее всего, Туркменистану вновь понадобится помощь России. В случае стремительной дестабилизации на афгано-туркменской границе не кажется невероятным даже возврат на границу российских пограничников, ушедших из республики в 1998 году по инициативе Сапармурата Ниязова. Под сомнением остаётся способность туркменских силовиков быстро противостоять засланным агентам и боевикам, ведь недавние события 2008 года показали сложности в борьбе с незаконными вооруженными формированиями. Тогда поговаривали, что пришлось звать на помощь бойцов из российского «Вымпела».

А пока что Туркменистан представляет собой крепкий орешек, склонить который к евразийской интеграции и отказу от нейтралитета, гарантирующего отсутствие проблем со стороны Запада, может только ЧП. И очертания его уже виднеются на горизонте приближающегося 2014 года.

Иван Лизан

http://www.odnako.org/blogs/show_26031/

См. также:

Материалы по теме:

Евразийская заря над Днестром - Владимир Букарский
Молдавский полигон для европейских извращений - Артём Хачатурян
Сценарии восстановления целостности Средней Азии - война либо интеграция - Сергей Масаулов
«Мягкая сила» русской цивилизации на постсоветском пространстве - Алексей Богачёв, Максим Лагутин

npb-logo-ru-1
ru_1

euraz_segodnea_11

banner_en_2013_1