Информационное обозрение

Интервью

Террористы перенесли войну из Сирии в Европу — Джульетто Кьеза

Случившаяся в Париже трагедия показала незащищенность одного из ведущих государств ЕС- Франции — перед лицом серьезной угрозы. Как оценивают произошедшее европейцы, заставит ли эта ситуация изменить провалившуюся политику и чем чревата «необузданная» толерантность «ВМ» обсудила с известным итальянским историком, политологом, общественным деятелем Джульетто Кьезой.

— Кадры, которые приходят из Парижа, потрясают. Как сами европейцы реагируют на случившееся?

— Все думают об одном и том же: в Европе начинается война. И переместилась она сюда с Ближнего Востока. Первое общее впечатление, и об этом пишут все газеты, что большинство людей не понимает, что происходит. Только некоторые предполагают такую ситуацию: поскольку ИГИЛ получил мощный удар в Сирии, то видимо кто-то там решил перенести войну в Европу, в прямом смысле. Практически все верят, что так называемое «Исламское государство» создали и распространяют исламисты, фундаменталисты, фанатики и так далее. Мне же кажется, что эта конструкция намного сложнее. Здесь не столько фундаменталисты, сколько сложная смесь спецслужб Турции, Израиля, Америки, которые соединились с Саудовской Аравией, Катаром, и другими арабскими государствами. Эта сложная конструкция, по видимому, вышла из-под контроля. Стала очень большой и угрожающей. Это первое.

Второе. Почему для атаки выбран Париж? Потому, что он очень сильно уязвим для террористов. Смысл такой: атаковать страну, которая несет ответственность за то, что происходило в Ливии, и за то, что происходит в Сирии. Это месть Франции. Чуть раньше была и месть России. В Париже во время терактов погибло 129 человек, а в разбившемся над Синайским полуостровом российском самолете – 224 человека. Поэтому, это месть. И первая цель – Россия. А потом – Франция. Скорее всего, на этом все не закончится, будут и другие удары по другим европейским государствам.

— Может ли парижский теракт заставить западные государства пересмотреть свою политику в Сирии и объединиться с Россией в борьбе с ИГИЛ?

— Вопрос открытый. Как я сказал, поскольку ИГИЛ – это продукт Клуба западных государств, созданный ими вместе с Саудовской Аравией, то возникает вопрос: а кто будет говорить с Саудовской Аравией? Почему именно с ней? Потому, что там – эпицентр проведения всей этой операции. Может быть, это сделают США? Вряд ли. Если что-то изменится, то только потому, что кто-то из западных тяжеловесов об этом с саудитами договорится. Если такого разговора не будет, то перспективы объединения сил против террористов нет.

— Россия тоже под ударом? На ее территории возможны теракты?

— Безусловно, такая угроза есть. Но многое зависит от способности российских спецслужб противостоять. Но угроза такая существует, как и для Италии, Германии, Испании. Понимаете, (на Ближнем Востоке – прим. «ВМ») сформировалась большая армия людей, которые воевали, накопили опыт, умеют стрелять, организовать себя и так далее. И они будут продолжать свою войну.

— Повлияет ли эта чрезвычайная ситуация на миграционную политику ЕС? Можно ли в ней что-то принципиально изменить?

— Я боюсь, и говорю это открыто, что принципиальные изменения будут. Потому, что во Франции есть партия Госпожи Марин Ле Пен, («Национальный фронт») и они прямо говорят о том, что надо прекратить поток мигрантов. Остановить прибывающих на границе и отправить обратно, откуда они пришли. Это значит, что ситуация на границе с Европой будет очень сложная. Боюсь, что будет пересмотр нынешних законов, который попросту не осуществим. Чтобы не потерять голоса избирателей, антииммигрантская риторика будет ужесточаться. Но, поскольку поток беженцев прекратить нельзя, это серьезно осложнит социально-политический климат в Европе.

— Как отреагировали на парижские события итальянцы?

— Все в панике. Думают, что война у порога. Многие требуют прекратить поток мигрантов, также как и французы, поскольку у Италии нет возможности их содержать и им помогать. Второе – требуют ужесточения мер безопасности. Это означает, что традиционная свобода граждан будет сокращена до минимальной.

— Сможет ли ослабевающая Европа разжать американскую хватку на своем горле? Чего добивается Америка?

— Мне трудно ответить на это вопрос потому, что я не знаю, какова единая позиция у США. Там есть господин Обама, который, вероятно, думает по-одному. Но есть и ЦРУ, и Пентагон, которые думают по-другому. Вероятно господин Обама хотел бы прекратить эту ситуацию и договориться с Россией. А я думаю, что есть другие силы в Вашингтоне, которые предпочитают договариваться с Саудовской Аравией. Это означает, что давление на Европу будет только усиливаться. Потому, что слабая Европа попадает под покровительство США. И таким образом, удар должен быть направлен на те страны, которые являются «столпами» Евросоюза – Германию и Францию. Поэтому США выгодна слабая Европа, а значит, покорная.

Вечерняя Москва

Материалы по теме:

Хотите знать, что ждёт вас в ЕС? Приезжайте в болгарскую глубинку - Димитр Здравков
От России ждут, что она станет Советским Союзом лайт - Фёдор Лукьянов
"Народ ненавидит их, давайте говорить прямо" - Константин Сёмин
"Если Украина падает в бездну, не надо пытаться её удержать" - Игорь Коротченко

npb-logo-ru-1
ru_1

euraz_segodnea_11

banner_en_2013_1