Информационное обозрение

Аналитика

США: двойные стандарты в Центральной Азии — Сергей Василенков

 

Центральная Азия — сложный и крайне важный регион, в котором переплетены интересы мировых сверхдержав (России, США и Китая). Сейчас страны Центральной Азии переживают геополитические и стратегические перемены в области национальной и региональной безопасности. США, не желая терять позиции в регионе после 2014 года, ищут новые методы контроля.

Планы США в Центральной Азии после 2014 года

Большинство экспертов сходятся во мнении, что власти США пытаются найти новую модель своего присутствия в Центральной Азии (ЦА) после 2014 года. В действиях Вашингтона прослеживается четкая стратегия, которая, по всей видимости, сохранит свою актуальность во весь второй срок полномочий Барака Обамы. Американцы, как всегда, придерживаются двойных стандартов.

С одной стороны, они резко снижают финансирование центрально-азиатских проектов политического, гуманитарного и социально-экономического характера. За два года расходы сократились с 436 до 118 млн. дол. Это может навести на мысль, что им перестал быть интересен регион.

Но второй факт свидетельствует совершенно об ином. В сфере безопасности Вашингтон, наоборот, наращивает свои расходы. Американские специалисты проводят всевозможные тренинги, поставляют оборудование, обмениваются информацией с силовыми службами стран региона. В прошлом году Пентагон увеличил затраты на сотрудничество со странами Центральной Азии в военной отрасли на 40 процентов. Повышенный интерес к безопасности в этом регионе проявляет и Евросоюз, разрабатывающий новую рамочную Стратегию.

Мало кто сомневается в том, что американцы приложат все усилия, чтобы сохранить в Центральной Азии крупные военные объекты, основным из которых является Центр транзитных перевозок в киргизском аэропорту Манас. Раньше эту базу открыто называли военной, но сейчас применяется термин «логистический перевозочный центр». Хотя суть от этого не меняется. База подобного класса для американцев — важнейший военный узел, через который они осуществляют переброску солдат и особо ценных грузов в Афганистан. Кроме того, это удобный плацдарм для размещения своей аппаратуры радиоэлектронного слежения. Поэтому терять его никто не собирается. Как показывает опыт «тюльпановой революции» 2005 года, для сохранения Манаса власти США могут пойти на очень серьезные меры, вмешиваясь во внутренние дела Киргизии.

Америка перегруппирует свои силы

Чтобы сохранить влияние в ЦА, США создадут сеть центров, с помощью которых можно вести разведку и при необходимости принимать воинские контингенты, считает Александр Князев, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН. НАТО после вывода контингента из Афганистана не покинет Центральную Азию. Запад сохранит влияние, создав в регионе логистические центры, которые будут использоваться в качестве военных объектов.

 

Александр Князев

 

Как отмечают российские эксперты, определенные переговоры по данным вопросам уже ведутся с Киргизией и Таджикистаном. В Узбекистане был открыт офис представительства НАТО. Для чего это все делается? Ответ очевиден. Глобальная конкуренция усиливается. В Центральной Азии прочные позиции занимают Китай, Россия и Иран. Именно эти страны являются основными конкурентами США и консолидированного Запада.

Поэтому власти США и тратят огромные деньги для укрепления своих позиций в ЦА. Причем делают это завуалированно. Никто прямо не говорит о вероятности присутствия, все прикрывается благозвучными вывесками. Большая часть крупных военных объектов была переименована, как правило, в центры транзитных перевозок. Однако там по-прежнему находится электронная разведывательная аппаратура, работающая в основном против Китая.

Военная доктрина США предусматривает сокращение численности военнослужащих, однако при этом увеличивается количество точек дислокации, в частности, и в Центральной Азии. Эти объекты способны обеспечить прием военной техники и сил при возникновении серьезного вооруженного конфликта. Они могут носить название учебных центров по борьбе с терроризмом, тренировочных лагерей для спецподразделений, перевалочных пунктов и т. д. Но все эти места будут входить в единую сеть, иметь между собой связь и выполнять разведывательные цели. А по приказу Пентагона эти все центры могут быть расконсервированы и переброшены в зону конфликта.

Отметим, что американское командование имеет уже опыт создания подобных складов в Кувейте во время вывода своих войск из Ирака в 2011 году. Власти стран Центральной Азии понимают истинные намерения НАТО, но в этом случае сталкиваются два антагонистических интереса: национальные интересы государства и желание сохранить стабильное развитие и безопасность и сиюминутный корыстный интерес в виде получения неких финансовых преференций, дивидендов. Следует отметить, что в Таджикистане и Киргизии превалирует вторая тенденция. Главным военно-техническим партнером Соединенных Штатов в Центральной Азии считается Узбекистан. Через его территорию проходит основной канал Северной сети поставок, который снабжал группировку НАТО в Афганистане.

Вашингтон пообещал передать узбекской армии часть военной техники, которая выводится из Афганистана, включая разведывательные беспилотники, колесные броневики и вертолеты. Причем делается это практически бесплатно. Вряд ли американские власти пошли бы на подобный шаг, если бы не существовало определенных договоренностей.

Экономические задачи США в Центральной Азии

Если говорить об экономической политике США в ЦА, то она, скорее всего, будет и далее нацелена на решение трех главных задач: получение доступа к каспийским ресурсам, ослабление стратегических соперников в лице Пекина и Москвы, экономической стабилизации Афганистана. Американские компании интересуются исключительно нефтяными ресурсами Центрально-Азиатского региона, доказанные запасы которых составляют примерно 3 процента от общемировых.

На долгосрочный период рассчитана программа Нового шелкового пути, которая предполагает создание инфраструктуры между Центральной, Южной Азией и Афганистаном. В рамках этого проекта США добились некоторых успехов — построили несколько автодорог, мостов, ЛЭП, а также железнодорожную ветку.

Однако перспективы масштабных межрегиональных коммуникаций (газопровода TAPI и ЛЭП CASA-1000) выглядят пока туманными. Тем не менее, Вашингтон не собирается отказываться от этих проектов, поскольку их продвижение сулит снижение китайского и российского влияния в Центральной Азии, дальнейшую изоляцию Ирана, а также открытие доступа к газу Каспийского региона.

Проект Новый шелковый путь выступает пока что эфемерным, но все же потенциальным конкурентом Евразийского союза, который в Вашингтоне оценивают в качестве серьезного механизма укрепления позиций России в постсоветских странах. Поэтому власти США стремятся всеми силами дискредитировать суть Евразийского союза.

В качестве противовеса американцы планируют форсировать процесс вступления стран этого региона во Всемирную Торговую Организацию, условия которой осложняет последующее присоединение к правовой базе ЕЭП и ТС. В заключении хотелось бы отметить, что будущая стратегия США в Центральной Азии весьма зависит от множества факторов: развития ситуации в Афганистане, возможного вторжения в Иран, новой фазы мирового финансового кризиса, смены глав государств в Казахстане и Узбекистане и других. Ясно одно — регион все равно останется ареной столкновения интересов мировых держав — США, России и Китая.

Сергей Василенков,

PRAVDA.RU

Материалы по теме:

Евразийская интеграция Приднестровья: взгляд из Москвы - Василий Каширин
АНОНС. «Глобальный кризис: кто сможет выжить в экономическом хаосе?» - Андрей Кобяков в Кишинёве
Премьер-министр Армении высоко оценил Евразийское национальное движение
Что дало Греции членство в Евросоюзе? - Тасос Михалаидис

npb-logo-ru-1
ru_1

euraz_segodnea_11

banner_en_2013_1