Информационное обозрение

Интервью

Союзная Молдова. Радикальный патриот Гарбуз — о русском языке и румынском аншлюсе — Артём Бузила

Михаил Гарбуз

 

28 ноября Республика Молдова подпишет (или парафирует, что, по сути, имеет одинаковый смысл) Ассоциацию с Европейским Союзом, чем официально отвернёт себя от Евразии. По крайней мере, в ближайшем будущем. Однако ситуация выглядит гораздо оптимистичней, чем, например, в Украине. В первую очередь потому, что идея евразийской интеграции в Кишинёве и других молдавских городах сегодня серьёзно поднимается политиками, общественниками, журналистами самого высокого уровня.

Корреспондент «Однако.Евразия» Артём Бузила побывал с рабочей поездкой в Кишинёве и пообщался с рядом молдавских политиков с целью выяснить, есть ли евразийское будущее у Молдовы и кому под силу это будущее обеспечить.

Первое интервью — с председателем партии «Патриоты Молдовы» Михаилом Гарбузом. Эта партия стала известна несколько лет назад благодаря силовым столкновениям с активистами унионистских организаций (сторонниками объединения Молдовы с Румынией). Кроме того, в левопатриотическом лагере она известна своими радикальными антирумынскими заявлениями, вплоть до того, что Румыния должна перестать существовать как независимое государство. Тем интереснее получился наш разговор.

— Партия «Патриоты Молдовы» застолбила за собой определённый имидж радикалов, нацеленных, в том числе, и на силовое противостояние со своими оппонентами. Почему сложился такой имидж и позиционируете ли вы себя так?

— Если в 1941 году народ встал с оружием в руках на защиту своей Родины, это разве радикализм? Сейчас абсолютно такая же ситуация.

Первое столкновение у нас произошло 25 марта 2012 года. Свезённые из Румынии активисты-унионисты приехали в Молдову, хотели на Площади центрального собрания станцевать хоровод объединения с Румынией. Они хотели показать всему миру, что в Молдове живут не молдаване, а румыны. Более того, в первом ряду с унионистами тогда шёл заместитель министра внутренних дел Валерий Чобану. Сам министр тоже шёл где-то рядом. У нас было чёткое условие: не допустить унионистов на центральную площадь города. Но в то же время у правоохранителей был приказ: оттеснить «Патриотов» и дать проход унионистам. Это был антиконституционный, антигосударственный митинг, который выступал за ликвидацию молдавской государственности.

Поэтому 25 марта и на следующих мероприятиях, в Кагуле и Бельцах, мы были вынуждены в жёсткой форме противостоять унионистам. Заметьте, последний марш унионистов в Кишинёве уже состоялся под солидным конвоем полиции. А следующий унионистский марш вообще состоится в Бухаресте.

— Ещё одна радикальная позиция, которая вызывает определённое недоумение даже у ваших союзников по патриотическому флангу. У вас в программе написано, что Румыния должна исчезнуть с лица земли как государство.

— Румыния — это искусственно созданное в середине XIX века государство. Мы придерживаемся этой точки зрения. Наша деятельность направлена на то, чтобы всячески поддерживать национальные движения в Румынии. Во-первых, это венгерское движение в Трансильвании, во-вторых — это молдавское движение на территории исторической Молдовы, которая сегодня находится в составе румынского государства. И так далее.

На данном этапе мы выступаем за федерализацию Румынии. А далее каждый субъект федерации будет иметь право выхода из состава Румынии.

— Получается, Румыния должна вернуться к валашскому национальному государству, которое она имела в упомянутые вами годы?

— Да, примерно так. Объединительный договор 1858 года между Валахией и Молдовой должен быть разорван.

— Теоретически представим, что вы приходите к власти. Румыно-молдавские отношения будут разорваны? Вы ведь против территориальной целостности Румынии…

— Почему разорваны? Сегодня Румыния выступает за поглощение Молдовы, за её уничтожение — разве разорваны отношения?

Нет, мы будем выступать с промолдавских позиций. За то, чтобы румыны уважали нас как молдаван, уважали нашу культуру, наш язык, наше право называться теми, кем мы есть. Кроме того, будем требовать соблюдения прав молдаван на территории Румынии. При посредничестве нашей партии в Румынии были попытки открыть общественное движение молдаван. Однако энтузиастов ждали жесточайшие репрессии.

Мы отвечаем Румынии пропорционально её действиям. В Бухаресте хотят построить Великую Румынию, почему мы не можем построить Великую Молдову?

— К слову, вы были первой партией, которая на свои знамёна подняла «исторический флаг Молдовы» красно-синего цвета. Вы выступаете против действующего государственного флага?

— Мы законопослушные граждане, которые признают действующую государственную символику, в том числе и флаг. Но в то же время мы выступаем за возвращение к молдавским корням, следовательно, за то, чтобы молдавская символика вернулась к своим истокам. Но, подчёркиваю, демократическим и законным путём. В целом решение о замене государственных символов должен принимать народ.

Могу сказать, что в 90-х, во время провозглашения молдавской независимости, был и другой проект флага и герба Молдовы. Нынешний же флаг был внесён в парламент под диктовку Бухареста.

— Ещё один оригинальный момент в вашей программе. Вы выступаете за то, чтобы молдавский язык был переведён на кириллицу. Боюсь, сейчас это маловозможно. Но вы как-то собираетесь эту идею продвигать?

— Опять же, должно быть решение парламента, которому мы должны следовать. На данный момент молдавский язык действует на латинице.

Но исторически молдавский язык был на кириллице. Сотни лет. Более того, даже договор между Молдовой и Валахией заключался на кириллице, не говоря о том, что Штефан Великий писал на кириллице.

А саму кириллицу мы активно продвигаем. Выпускаем газету на кириллице, например. Более того, когда вы в наш офис заходили, должны были заметить, что вывеска у нас на кириллице. Так что будем продвигать кириллическую версию молдавского языка всеми методами.

— У вас придание русскому языку статуса второго государственного также записано в программе. Что тоже, скажем так, оригинальный момент. Ведь даже ваши соратники, не знаю, можно ли их так назвать, по левому, патриотическому флангу считают, что в условиях дискриминации молдавского языка, румынизации, существует, прежде всего, проблема языка молдавского, а не русского. Следовательно, спасать надо молдавский язык и оставить его единственным государственным.

— Русский язык нужен, прежде всего, молдаванам. Этническим молдаванам. Не русским, не гагаузам, не украинцам. Русский язык для молдаван — это гарантия существования независимого молдавского государства. Это способ коммуникации с представителями других наций.

Кроме того, русский язык сыграл огромную роль в формировании молдавского государства, молдавской культуры.

— На дворе — парафирование или подписание Ассоциации с Европейским Союзом. Будет ли ваша партия каким-либо образом противостоять заключению этого договора? Скажем, посольства блокировать?

— Естественно. Будем противостоять максимально жёстко. Как — пока не расскажем.

Но мы будем максимально жёстко противостоять любым попыткам навязать молдаванам чью-либо волю. Почему сегодня кучка политиканов навязывает народу своё мнение?! Мы считаем, что народ должен решать подобные вопросы. На референдуме. Однако власть боится предпринять такую попытку. Потому что знает, что сторонники проевразийского вектора одержат верх.

Более того, сегодня власть пытается отделить Приднестровье от Молдовы. Втянуть нас в Евросоюз без левого берега, чтобы потом использовать рычаги Евросоюза, США и НАТО для решения этой проблемы.

— К слову, о Приднестровье. Вы признаёте территориальную целостность Молдовы, насколько я понимаю. Какой Вы видите выход из сложившейся ситуации?

— Для объединения страны любой путь подойдёт. Даже федерализация, хотя нам этот вариант не нравится. Мы должны сесть с нашими друзьями с левого берега и обговорить возможные варианты решения проблемы.

Вообще, подходить к решению приднестровской проблемы нужно с другой стороны. Любой вариант воссоединения Молдовы с Приднестровьем возможен на основе интеграции с евразийскими структурами, на основе движения в восточный геополитический блок. Исчезнет, таким образом, тот конфликтующий момент, из-за которого и возникла приднестровская проблема.

Я сам приднестровец, я родом из Слободзеи. Так что у нашей партии много контактов в Приднестровье. С отдельными общественными организациями, депутатами, не с руководством страны, но всё же. Так что я знаю приднестровскую проблему изнутри, не понаслышке.

— О России. Не осуждаете ли Вы российскую политику по отношению к Молдове? Не кажется, что слишком мягкую позицию занимает Москва? Нет однозначного осуждения европейского вектора Кишинёва, как это происходит, например, с Украиной.

— Я бы сказал, что это не мягкая политика, это никакая политика. Причину я, конечно же, вижу в Украине. Она стоит пунктом номер один. Без неё у Молдовы нет границ с Россией, с Таможенным Союзом. Но есть Калининградская область, которая имеет только морские границы. Есть Армения. Но позиция Украины осложняет ситуацию.

Потому что если (не дай бог) Украина станет вражеской страной, помогать Молдове через врага будет очень сложно. Вообще хочу сказать, что за 22 года Россия ничего не сделала в Молдове, в стране, где к россиянам относятся с огромнейшим уважением. Она ничего не сделала для сохранения хотя бы того процентного соотношения лояльности, который есть на данный момент. Поэтому здесь, в Молдове, евразийская инициатива идёт снизу.

— Всё же ваши замечательные программные постулаты не могут быть реализованы без попадания в парламент. Сегодня много говорят об объединении левых партий для выступления единым фронтом на предстоящих в следующем году парламентских выборах. «Патриоты Молдовы» готовы с кем-то объединяться?

— Неправда, наши программные постулаты могут быть достижимы и без попадания в парламент. Это факт. После появления партии «Патриоты Молдовы» коммунисты стали поднимать молдавские исторические флаги на флагштоках районных советов, все левые заговорили о евразийстве, в Гагаузии приняли закон о молдавском языке. Вот прецедент. Мы уже достигли многого, не будучи в парламенте.

Теперь по поводу объединения левых. Мы уже сегодня проводим определённые мероприятия вместе с Партией регионов Михаила Формузала и с Социалистической партией. Однако о каких-либо блоках и участии в выборах речи пока не идёт.

— Ну а другие левые партии? Партия социалистов Игоря Додона, Социал-демократическая партия Виктора Шелина?

— Это не левые партии. Это подконтрольные олигархам политические структуры. Они искусственно созданы для разрыва левого фронта. С ними какое-либо объединение исключено.

— А с коммунистами?

— Вообще я бы хотел немного предысторию рассказать. Партия «Патриоты Молдовы» возникла исключительно благодаря Партии коммунистов. Если бы они выполнили те лозунги, с которыми шли на выборы — русский язык как второй государственный, сближение с Россией, мы бы вообще как партия не появились. А остались бы общественной организацией, которой до этого являлись. Более того, коммунисты в своё время и молдавский не сделали государственным.

По поводу объединения. Пока коммунисты не станут коммунистами, об объединении говорить не имеет смысла. На данный момент это буржуазная партия, которая эксплуатирует советские символы, те же серп и молот. Могу ответить следующим образом: если коммунисты вольются в состав «Патриотов Молдовы», тогда да, объединение будет.

http://www.odnako.org/blogs/show_31906/

Материалы по теме:

Никогда Бессарабия не развивалась так, как в годы "русской оккупации" - Николай Бабилунга
"Не исключаю, что Молдова сориентируется на евразийскую интеграцию" - Сергей Губарев
Союзная Молдавия. Представители трёх левых партий о внутренней политике и интеграции в Таможенный Со...
Федерализация Украины - уже не идея, а очевидная необходимость - Сергей Глазьев
  • maxyn

    Сотрёшь ?
    Румынский, русский и английский — судьба наших граждан. «аншлюс»? Даже на провокацию не тянет… Где этот Союз с которого скинули нас как с Боливара ? И че тут шастать с какими-то пугало-идеями.. ?


npb-logo-ru-1
ru_1

euraz_segodnea_11

banner_en_2013_1