Информационное обозрение

Главное

Шоу «еврофреников» — Игорь Друзь

Игорь Друзь

 

Снова бурлит Козье Болото, ныне гордо именуемое «майданом». На много кварталов вперед разносятся антирусские ксенофобские вопли его ораторов, дегенеративная музыка, слышен запах дыма от разведенных там костров. Снова Козье Болото стало столовой и спальней бродяг, бедных студентов, пенсионеров с большими казацкими усами, озабоченными борьбой с «москалями». Заходя посмотреть на майдан, я не перестаю поражаться несчастным европейски озабоченным украинским националистам, которые там стоят. Все националисты всех стран их любимой Западной Европы выступают против Евросоюза. Любые – и немецкие, и французские, и испанские. Все они выступают против этой либеральной империи, правители которой убивают экономики и культуру их стран, разрушают институт семьи дегенеративными «секспросветными» школьными программами и «браками» извращенцев.

Но укронационалисты озабочены вовсе не реальной проблемой поглощением их Родины «Евро-Содомом». Нет, они, наоборот, озабочены тем, что «евроинтеграция» приостановлена. Что Ассоциация Украины с ЕС пока сорвана.

Брюссельский удав недостаточно быстро поглощает украинского кролика. Европейцы контролируют еще не все сферы жизни государства. Колонизаторы не везде поставили своих наместников.

И «бандерлоги», с самого начала своей истории служившие европейским господам, страшно возмущены своим президентом. Янукович не покорился западным кураторам на Вильнюсском саммите, и потому бандеровские холопы Брюсселя в ярости. Они хотят свергать президента, штурмуют Кабмин, грозят заблокировать парламент. Наличие хоть некоторого суверенитета раздражает рабов, которые хотят быстрее подчиниться западному господину. Надеются там на более сытную кормежку, а зря.

Символы майдана – это символы рабства и подчинения. На высокой колонне, высоко вознесшейся над Козьим Болотом, «бандерлоги» повесили синий с пятиконечными звездами флаг либеральной империи ЕС, которой они мечтают отдаться. Пониже его висит красно-черный флаг террористической организации УПА. УПА тоже напрямую подчинялась объединенной Европе. Сначала ее ядро подчинялось Гитлеру, потом – спецслужбам Великобритании и США.

В майданутой толпе реют современные флаги Польши и древние – Великого Княжества Литовского. Как и в предыдущем случае, это не случайность, а замысел кукловодов и важный  символ. Страны Запада конструируют новую Речь Посполитую под своим протекторатом. Как некогда старинная Польша была форпостом Римских Пап против Русского мира, так и теперь этот конгломерат Восточноевропейских недогосударств должен стать плацдармом правящих в США и ЕС содомитов против России. Пока что, слава Богу, не выходит: Белоруссия – с Россией, Украина тоже колониальной Ассоциации с ЕС так и не подписала.

На майдане видел я немало пьяных. Впрочем, и формально трезвые там находятся в состоянии опьянения. Зомбирующие шаманские ритмы дегенеративной музыки из мощных динамиков, многочасовое стояние на морозном воздухе, чувство единства в толпе – это пьянит майданутых стояльцев похлеще водки…  А главное – гордость за себя, за «свой» конгениальный выбор «эуропэйского» вектора.

Студенты и пенсионеры, безработные и люмпены, сегодня они почувствовали себя лучшими людьми нации. Постоянно подогревающие толпу ораторы постоянно льстят им, выставляя их стояние за некий сакральный акт спасения страны, если не всего человечества.

Естественно, деньги наиболее активным майданщикам тоже платят. Но не очень большие. Задача манипуляторов вовсе не состоит в том, чтобы сделать человека простым наемником. Так обычно поступают недалекие политтехнологи Партии Регионов. А в том, чтобы изменить представление человека о самом себе, сделать его идейной прозападной пешкой, заражающей и окружающих лиц либеральной идеологией.

Все точно по методикам психологов Запада и Востока.

Известный американский психолог Роберт Чалдини в своей книге «Психология влияния» отмечал, что всякий человек, даже не очень хороший и не очень умный, старается быть последовательным. Важно заставить человека путем мелких подачек взять на себя некие обязательства, и он сам постарается следовать им в будущем.

Роберт Чалдини пишет:

«Во время Корейской войны многие пленные американские солдаты оказались в лагерях для военнопленных (РОW) [Сокращение от prisoner-of-war — военнопленный. — Примеч. перев.], созданных китайскими коммунистами. Китайцы обращались с пленными не так, как их союзники, северные корейцы, которые предпочитали использовать суровые наказания и жестокое обращение для того, чтобы достичь повиновения. Сознательно избегая видимости зверства, «красные» китайцы придерживались «политики терпения», которая на самом деле являлась изощренным психологическим насилием по отношению к пленным.

Китайцы решили придерживаться мудрого правила: «Начинай с малого и строй постепенно».

Пленных часто просили делать антиамериканские и прокоммунистические заявления в настолько мягкой форме, что эти заявления казались не имеющими значения («Соединенные Штаты несовершенны», «В социалистических странах нет безработицы»). Однако, подчиняясь этим минимальным требованиям, пленные американские солдаты подталкивали самих себя к выполнению более существенных требований. Человека, который только что согласился с тем, что Соединенные Штаты не совершенны, можно спросить, почему, по его мнению, это так. После этого его можно попросить составить список «проблем американского общества» и подписаться под ним. Затем его можно попросить познакомить с этим списком других пленных. Позднее этому человеку можно предложить написать очерк на данную тему. Аналогичная методика включала в себя регулярное проведение в лагере конкурсов политических очерков. Призы для победителей были весьма скромными – несколько сигарет или немного фруктов, — но достаточно заманчивыми в условиях плена, чтобы вызвать у людей большой интерес. Обычно лучшим признавался очерк, автор которого занимал прокоммунистическую позицию… Но, поскольку автор его не получал за это больших материальных благ, он не чувствовал себя хитрецом, который тайно играет чужую роль ради денег. Нет, он начинал считать себя идейным, мыслящим именно в этом направлении человеком.

Китайцы затем могли использовать имя и очерк такого солдата в антиамериканских радиопрограммах, которые транслировали не только на весь данный лагерь, но и на другие лагеря для военнопленных в Северной Корее, а также на захваченные американцами южнокорейские территории. Внезапно ни в чем не повинный солдат оказывался «коллаборационистом», оказывающим помощь врагу. Зная, что он написал злополучный очерк без особого принуждения, человек менял представление о самом себе, чтобы соответствовать ярлыку «коллаборационист», что часто выливалось в более тесное сотрудничество с врагом. Таким образом, как пишет доктор Шайн, «большинство солдат сотрудничало с противником в то или другое время, совершая поступки, которые казались самим солдатам тривиальными, но которые китайцы ловко обращали к собственной выгоде… Китайцам это особенно хорошо удавалось, когда в ходе допроса они добивались разного рода признаний» (Schein, 1956).

Другие группы людей, заинтересованных в достижении уступчивости, также осведомлены о полезности и силе такого подхода. Благотворительные организации, например, часто налагают на людей мелкие обязательства, чтобы склонить их к оказанию серьезных услуг. Исследование показало, что такое пустяковое обязательство, как согласие на интервью, может послужить началом «серии импульсов уступчивости». В результате люди нередко отдают в качестве пожертвования все имеющиеся у них в кошельке деньги (Schwartz, 1970)».

Похожая обработка ведется американскими политтехнологами и на политических митингах. Я знаю множество людей, которые до сих пор считают майдан №1 лучшим временем своей жизни. Они так ничего и не поняли. Именно потому, что там им изменили идентичность, потому, что там они, подобно адептам харизматических сект познали на себе в беснующейся толпе прилив гормонов удовольствия – эндорфинов. Во время майдана №1 была изменена самоиндентификация миллионов людей. К счастью, на этот раз все намного скромнее. Только один раз, 24 ноября, оппозиция вывела на улицу несколько десятков тысяч людей, а так майдан сжимался до нескольких сотен лиц.

И все же в целом, если не брать разные технические новшества в виде звукоусилительной аппаратуры, телевидения и интернета, это старая мятежная толпа. Это революционная толпа Парижа 1789г., или 1871 г., это мюнхенская толпа образца 1918 г., или Питера 1917, или Москвы 1991. каждый раз кукловоды с помощью СМИ и ораторов раздувают до неимоверности гордыню толпы, натравливают ее на власть, обвиняя последнюю во всех грехах на свете. Потом происходит штурм очередной Бастилии, королевского дворца, Верховной Рады…  Из тюрем выходят маньяки, воры и убийцы («жертвы»  «королевского произвола», «тоталитарного режима», или «жестокого диктатора»).  Во дворцы заходят новые властители, и начинают такой произвол, который их предшественникам и не снился…

Единственная разница: старые революционеры прямо и постоянно уничтожали христианскую религию. Но их задача уже во многом выполнена. На Руси, и, тем более в Западной Европе, регулярно ходит в храм сравнительно мало людей. Поэтому нынешние революционеры уничтожают уже производную от христианства христианскую мораль, которая, хотя и без своего догматического фундамента, кое-как все же держалась в обществе. После каждой победившей «оранжевой» революции усиливаются позиции тех, кто требует легализации наркотиков, «браков» извращенцев, эвтаназии.

Ну, и формами насилия, конечно, отличаются старые и новые революции. Революционеры Парижа 1993 года рубили головы публично всем подряд прямо на площадях перед народом. Революционеры 1918 г. уже больше предпочитали расстреливать в подвалах ЧК. После революции 1991 г. усилилось убийство невинных младенцев прямо в утробе матерей, а также убийство душ миллионов людей через растление дегенеративными образовательными программами и информационной атакой СМИ. Революционеры всегда старались казаться добрее богословов, противопоставляя свои гуманистические социальные утопии реалистическому христианскому мировоззрению.

Однако православному человеку ясно, что оранжевые агностики – намного хуже красных атеистов. Ибо в Писании сказано: «Не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более Того, Кто может и душу и тело погубить в геенне» (Мф.10:28). Майданщики хуже якобинцев и большевиков.

Весьма дурным местом является их излюбленная площадка для сборищ – киевский майдан. Некогда над Козьим Болотом, на месте нынешней гостиницы «Украина» стояли идолы, которым приносили в жертву и людей. Через много сотен лет на месте тех идолов стоял памятник Ленину…

Мятежная толпа собиралась там и в 1991 г., и в 2004-м, и сейчас. И это не считая более мелких бунтов, разных там «Украин без Кучмы», и т.д.

Тем не менее, на этот раз Украину, кажется, пронесет. Янукович в мягкой форме «послал» европейских политиков – интеграторов. Сами вожди майдана, испугавшись собственной смелости, объявили о сворачивании акций протеста. Тем не менее, Украине грозит проамериканский переворот в 2015 г, в период выборов президента, когда должен обостриться и социально-экономический кризис.

Власть сама вырыла себе яму. Вместо того, чтобы исполнять наказы избирателей, например, о введении русского языка в качестве государственного, о сближении с РФ, Янукович, увы, не препятствовал «евроитеграционному» курсу Украины. Его начинают ненавидеть и на Востоке, и на Западе.

А «европейский выбор» киевской милиции давно очевиден. Он – проевропейский. Только образца Европы первой половины 20 века, когда прусская полиция уходила в сторону при фашистских погромах. Либеральная оппозиция ныне фашиствует, а киевская милиция никого не наказывает. Зато задерживает православных активистов, например зам. Главу «Народного Собора» Украины Д.Жукова, за плакат о единстве Руси, который поднял на концерте Кубанского Казачьего хора.

А ведь есть статьи Уголовного Кодекса, под которые подпадают те национал-либералы, которые устроили массовые беспорядки в Киеве, штурмовал Кабмин, препятствовали исполнению правительственных учреждений, организовал запрещенные судом в центре города митинги, нападал на сотрудников правоохранительных органов. Милиция может дойти и до прямой измены.

Звереющие оппозиционеры постепенно могут дойти и до терроризма. Ситуация на Украине накаляется еще больше, несмотря на победу в Вильнюсе.

Игорь Друзь, председатель Народного Собора Украины

Русская Народная Линия

Материалы по теме:

ДРУЖБА С РОССИЕЙ СОЗДАЛА МОЛДАВИЮ, А РУСОФОБИЯ ЕЁ УБИВАЕТ! - Вазген Авагян
Евразийская интеграция - важнейший приоритет внешней политики России - Владимир Путин
СКАНДАЛ! В Гагаузии должностные лица принудительно везут людей на проевропейский митинг в Кишинёв - ...
«Построение континентальной империи - задача, соответствующая русскому масштабу» - Изборский клуб

npb-logo-ru-1
ru_1

euraz_segodnea_11

banner_en_2013_1