Информационное обозрение

Мнения экспертов

Румынизация Молдавии началась 31 августа 1989 года — Николай Бабилунга

Николай Бабилунга

 

Постановление Конституционного суда Республики Молдова о приоритете Декларации о независимости над Конституцией страны будет иметь самые отрицательные и самые плачевные последствия!

Можно было бы очень много рассуждать, каким именно образом и через какие механизмы эти последствия найдут свое реальное воплощение. Но это нас далеко заведет, ибо не это постановление само по себе, а весь комплекс системных основ политики Молдовы последних десятилетий является губительным для Молдовы, для ее государственности и ее народа. И чтобы все это полновесно раскрыть, нужно было бы написать стотомную энциклопедию.

Говоря более приземлено об этом постановлении, прежде всего не может не удивлять уровень компетенции судей Конституционного суда, которые, на полном серьезе считают и не стесняются говорить об этом во всеуслышание, сто в Молдове существуют и более важные документу, чем ее Конституция! Вы можете представить себе, чтобы в  Соединенных Штатах нашелся хоть один даже самый захудалый юрист, двоечник и прогульщик юридической бурсы, который бы заявил, что, по его, мнению в Штатах существуют какие-то законы или политические декларации выше, чем Конституция?! В Вашингтоне это невозможно, но в Кишиневе все возможно.

А ведь это, по идее, говорит цвет молдовской юриспруденции, элита ее, так сказать, юстиции! Что же говорить тогда о судьях, прокурорах и прочих не таких высокопоставленных гигантах юридической мысли?! Что говорить о простых полицейских, если все они считают, что существуют более важные и «правильные» документы, чем основной закон страны?! Не страшно ли гражданам Молдовы жить в ТАКОМ государстве, с ТАКИМ правосознанием своих юристов?  Причем я не говорю об исторических познаниях членов Конституционного суда, которые по своему содержанию не дотягивают даже до уровня ученика 8 класса средней советской школы. Речь идет о фундаментальной базе современных представлений цивилизованного мира об основах права!

Теперь о сути тех формулировок «Декларации о независимости», которые  вооружили членов Конституционного суда высшей мудростью и которые они посчитали почти что божественным откровением, стоящим над всеми конституциями и законами.  Акт 1812 года там был признан как документ, противоречащий «историческому и национальному праву и юридическому статусу Молдавского княжества». Помнится, еще в те времена эта формулировка вызвала оторопь у всех знающих людей. Они не верили своим глазам. Молдавское княжество в то время не обладало никаким юридическим статусом, оно даже не было колонией Стамбула. Это была часть Османской империи, куда султан назначал своих ставленников греков-фанариотов в качестве господарей для управления провинцией и личного обогащения (молдавский престол, как и валашский престол был предметом купли-продажи). Ни малейшей степенью «независимости» и «суверенитета» эти правители не располагали и не помышляли о ней.  Молдавия не имела права на внешнюю политику, на выбор собственного пути: ни на что не имела никаких прав. Молдавия была не государством, а по меткому выражению великого визиря Мехмеда Соколи была кладовой Порты: «Молдавия является кладовой султана, а ее господарь подобен остальным бегам (турецким чиновникам)». Вот и все. Какой там «юридический статус»? Какое «национальное право»? Собственного законодательного кодекса не было. Судьи пользовались средневековыми законами Арменопуло, обычным правом и своим собственным «пониманием» справедливости и права.

Повторяю, еще в те времена антинаучные антиисторичные формулировки тогдашнего парламента вызывали недоумение и вопросы, — неужели не нашлось ни одного мало-мальски компетентного в истории человека, который бы объяснил законодателям их школярские заблуждения. И ведь во главе парламента стоял не кто-нибудь, а доктор исторических наук, профессор А.И. Мошану, правда, специалист по рабочему и социалистическому движению в Румынии, но все же, человек не чуждый исторических познаний и в том, что касается его собственной родины. Так можем ли мы быть теперь слишком уж строгими к нынешним членам Конституционного суда Молдовы, к их эрудиции, осведомленности в языкознании, в вопросах истории Молдовы, да и к их профессиональной компетенции в целом?!

Ничего нет удивительного и в том, что конституционные судьи считают  Левобережье Днестра, «издревле заселённое молдаванами Заднестровье», т.е.  территорию Украины, считают своей, поскольку она является «исторической и этнической территория нашего (надо понимать, — румынского?) народа». Я понимаю, что и у Конституционного суда Украины найдется не меньше, а гораздо больше аргументов, что бы на тех же основаниях объявить «Заднестровье» исторической и этнической территорией украинцев.  Я даже готов предоставить дюжину самых веских аргументов археологического, исторического, культурологического и даже конфессионального характера, для того, чтобы Конституционный суд России начал процесс рассмотрения вопроса, какому же из народов, проживающих в Приднестровье, принадлежит право на эту землю.

Но дело в том, что никто кроме Парламента Молдовы и его Конституционного суда такие вопросы и не рассматривает. Для приднестровцев и так все понятно. Все они живут на своей земле и все они перед законом равны. Все самые распространенные языки (молдавский, украинский русский) являются в равной мере официальными и защищенными законом. А пропаганда национальной розни и  ненависти наказывается в уголовном порядке.  Это ли не «европейские ценности» к которым так стремится на словах политическая «элита» Молдовы? Так что же ей мешает сделать на пути в Европу такой простой, казалось бы шаг? Сделать свое законодательство вполне терпимым не только к меньшинствам сексуальным, но и к меньшинствам национальным! Ведь как просто, казалось бы! Но такого радикального продвижения в цивилизованную Европу Кишинев боится  как черт ладана. «Элите» нужны не европейская толерантность, и не европейское законодательство (тут поживиться нечем!), а европейские гранты, финансовые вливания, денежные потоки, контролируя которые, можно и жить по европейски припеваючи и без забот.

И еще несколько слов по сути вопроса. И тут я должен сделать комплимент членам Конституционного суда Молдовы. Им нельзя отказать в определенной логике и последовательности. Правы они в том, что нечего плакать по волосам, если голова уже отрублена. В самом деле, признание молдавского языка румынским произошло не на прошлой неделе, а почти четверть века назад. Тогда всякие маткаши с доменюками и прочими «борцами» за румынско-молдавскую идентичность буквально ночи не спали, в поте лица своего впаривали населению «прелести» перевода молдавского языка на латинскую графику и признания его частью румынского языка, а еще лучше просто, — румынским языком: и точка! Что и было сделано на известном заседании Верховного Совета Молдовы, а потом этот день приобрел даже статус государственного праздника. Так вот, всем тем, кто недоволен постановлением Конституционного суда, я задал бы вопрос, — а что вы празднуете 31 августа ежегодно, господа? Или забыли, как вы сами участвовали в этом шабаше!

Но ведь уже в те времена умные люди говорили вам: перевод графики на румынскую (даже не латинскую!) лишит молдавский язык его главного отличительного признака. Ведь если бы тогда, еще в 1989-1990 гг., удалось отстоять естественную для этого языка кириллическую графику, присущую для молдаван с момента зарождения их культуры и письменности, никакой суд сейчас бы не посмел даже ставить подобный вопрос, а не то, что законодательно решать его, исходя из собственных предпочтений, вкусов и интересов. Валахи Трансильвании и Мунтении с  XVIII в. латинизировали свой язык на протяжении многих столетий, «очищая» его от славянского, тюркского, греческого и прочих влияний, заменяя живой язык формами и оборотами мертвого латинского языка. Даже в современной Румынии, издавая классиков, например, Иона Крянгэ, они вынуждены присовокуплять в конце целый словарь «архаизмов» и «диалектизмов», поскольку современным румынам непонятен тот молдавский язык, на котором писал Крянгэ, на котором говорил его народ. И другой классик молдавской литературы Алексей Матеевич, именем которого предтечи Народного фронта так опрометчиво назвали свой «литературно-музыкальный» кружок, тоже писал, что от этого безумия запрутского пуризма, от этого издевательства над молдавским языком нас спасла Россия.

А когда коллега В.Н.Стати издал в Кишиневе румынско-молдавский словарь, который весомо, грубо, зримо показал всем, кто имеет глаза, весь масштаб чудовищной лжи, которую вылили на собственный народ его «инженеры человеческих душ», общество стало задумываться, — а все ли правильно делали его поводыри столько времени. Правда те же «инженеры» делают вид, будто ничего такого и не произошло, и не происходит; все идет как и предначертано самой историей. В этом они напоминают мух, которым сопливый естествоиспытатель оторвал ноги, а они продолжают озабоченно жужжать крыльями и демонстрировать свое усердие, когда их участь фактически уже предначертана ими же самими. Но какой же смысл теперь возмущаться решением Конституционного суда, коль скоро все вы давным-давно согласились с тем, что есть единый для всех «румын» румынский язык. Когда-то, еще в начале 90-х гг. ХХ в., помнится, ректор Тимишоарского университета, убежденный поклонник Антонеску, при мне сетовал на то, что студентов, приезжающих из Кишинева, они вынуждены целый год обучать румынскому языку, поскольку их тут никто не понимает и они никого не понимают. Я помню, как меня после этого веселила истеричная уверенность фронтистов, что нет никакого различия в двух языках, что молдаване – это румыны. Вот если бы не Сталин… если бы не русские цари… если бы не вообще вся молдавская история…

А эта история действительно противоречит тому, чего вы, господа, вытворяете здесь уже почти два с половиной десятилетия! И нечего сваливать на конституционных судей собственные грехи. Вы получили то, что заслужили, да и то, что хотели, в конце концов. И оставьте судей в покое, эти достойные, хоть и несчастные убогие люди просто делают, что им говорят и получают свою честно заработанную непосильным трудом зарплату.

Николай Бабилунга, профессор Приднестровского государственного университета имени Т.Г.Шевченко, руководитель Научно-исследовательской лаборатории «История Приднестровья»

Специально для «Евразии Информ»

Материалы по теме:

Евроинтеграция Молдовы и Украины практически невозможны - Мэтью Рожански
Украине придётся определиться - Владимир Жарихин
Все мировые элиты ждут от России "нового слова" - Сергей Кургинян
Украину уже лишили суверенитета?! - Виктор Медведчук

npb-logo-ru-1
ru_1

euraz_segodnea_11

banner_en_2013_1