Информационное обозрение

Главное

Российский форпост на Днестре: новая стратегия — Владимир Букарский

Владимир Букарский

Владимир Букарский

 

Переход в контрнаступление

Министр иностранных дел ПМР Нина Штански в ходе своего выступления на международной научно-практической конференции «Приграничное сотрудничество в контексте евразийской интеграции» озвучила совершенно новый подход приднестровского руководства к позиционированию Приднестровской Молдавской Республики в геополитическом и цивилизационном контексте всего региона.

По словам министра, проект «Евразийского региона «Приднестровье», реализуемого в рамках новой Концепции внешней политики ПМР, «даёт России новые инструменты для усиления и закрепления своего влияния в регионах, являющихся частью Русского Мира, но не имеющих возможности взаимодействовать с Россией на государственном уровне». Посредством «Евразийского региона «Приднестровье» становится возможным подключение к процессам евразийской интеграции пророссийски и проевразийски настроенных регионов Молдовы и Украины. Как отметила Нина Штански, Приднестровье может стать площадкой для распространения российской «мягкой силы» в приграничных нам областях Украины, а также в Гагаузии, Бельцах, других районах Молдовы.

Таким образом, приднестровское руководство открывает новую веху в приднестровской государственности и внешней политике республики. Вместо изоляционистской концепции «осаждённой крепости» Приднестровье переходит к активному распространению своих ценностей на соседние территории.

Приднестровье как альтернативная Молдавия

В первую очередь, не надо забывать, что на обоих берегах Днестра живут представители одних и тех же народов, некогда составлявших многонациональный народ Молдавской ССР. В Кишинёве, Бельцах, Комрате и Тараклии живут те же самые молдаване, русские, украинцы, гагаузы и болгары, что и в Тирасполе, Бендерах, Рыбнице и Парканах. Народ Советской Молдавии был расколот усилиями кишинёвской национально-озабоченной элиты, попытавшейся навязать неприемлемые для значительной части жителей республики символы, спровоцировавшей межнациональные конфликты, вызвавшей раскол республики на две части, а затем развязавшей братоубийственную войну.

Приднестровская Молдавская Республика изначально создавалась и строилась как «альтернативная Молдавия», многонациональная, свободная от националистической и русофобской волны, охватившей Кишинёв в конце 80-х – начале 90-х годов. Неслучайно в название республики изначально было включено слово «Молдавская». В начале 80-х в Тирасполь переехали многие представители научной элиты из Кишинёва, выступившие против национализма и изгнанные из научных структур на национальной почве либо за свои убеждения. Именно эти люди внесли решающий вклад в формирование идеологии приднестровской государственности, её историографии, правовой и экономической системы.

Одним из пионеров в деле развития сотрудничества Приднестровья с пророссийскими регионами Молдовы был Григорий Маракуца. В 90-х он неоднократно посещал Бельцы и Комрат с целью установить горизонтальные связи между Приднестровской Молдавской Республикой и этими регионами Молдовы. Но часть приднестровской элиты воспротивилась этому. Маракуцу обвинили чуть ли не в предательстве интересов Приднестровья, и его деятельность в этом направлении была сведена на нет.

В годы позднего Смирнова политика изоляционизма стала еще более явной. Характерны слова, произнесённые тогдашним президентом в ответ на вопрос, почему его не интересует судьба оставшегося русскоязычного населения Молдовы, многие из представителей которых испытывают неподдельную симпатию к Приднестровью: «Какое мне дело до того, что происходит в соседнем государстве?».

Эту позицию политкорректно называли «невмешательством в дела соседнего государства». Это «невмешательство», а фактически дезертирство, привело к отчуждению Приднестровья от пророссийских сил Молдовы, представляющих Русский мир. Действительно, если Приднестровье – форпост России, то как республику может не интересовать судьба российских соотечественников, живущих в соседних регионах?

Новое руководство ПМР отказывается от такой, по сути дела предательской, позиции. Президент ПМР Евгений Шевчук в своём ежегодном послании к народу, органам власти и управления высказался за развитие сотрудничества ПМР с заинтересованными в этом регионами Республики Молдова. Уже установлены побратимские отношения между Тирасполем и Бельцами. Ранее такие же отношения Тирасполь установил с центром Гагаузской автономии Комратом, а Бендеры – со вторым по значимости городом Гагаузии Чадыр-Лунгой.

Факторы влияния

В этой связи необходимо ответить на вопрос о том, каким образом Приднестровье может распространять российскую «мягкую силу» на эти регионы?

Молдавский проект – приднестровская версия. Приднестровье ещё в начале 90-х годов стало форпостом идеологии молдавской самобытности и братского российско-молдавского союза. Именно в Приднестровье молдавский язык, являющийся одним из трёх государственных языков, сберёг и своё имя, и свою исконную кириллическую графику, на которой были написаны все древние молдавские летописи и иные памятники молдавской литературы. Именно в Приднестровском государственном университете трудятся такие идеологи молдавенизма, как Пётр Шорников, Николай Бабилунга и Василий Стати. Именно в Приднестровье была издана и презентована книга Петра Шорникова «Молдавская самобытность».

В то же время в Молдове, несмотря на то, что в середине 90-х годов именно молдавский язык был определён в качестве государственного языка, термин «молдавский язык», не говоря уже об истории Молдовы, по-прежнему под запретом. Министерство юстиции Молдовы уже в течение нескольких лет под разными предлогами отказывает в регистрации общественной организации под названием «Дом молдавского языка», созданной по инициативе лидера молодёжного движения «Еу сынт молдован, еу грэеск молдовенеште» Ивана Мунтяна.

4 октября Народное собрание Гагаузии приняло решение о переименовании предметов «История румын» и «Румынский язык и литература» в «Историю Молдовы» и «Молдавский язык и литературу». Министр образования Молдовы Майя Санду назвала это решение незаконным, и заявила, что гагаузским выпускникам не будут выдаваться документы о получении образования.

Между тем, согласно информационному агентству vse.md, в общеобразовательных школах Приднестровья отмечается массовый приток учащихся из Гагаузии и других уголков Молдовы. Только в течение этого года в Приднестровье переехало из Гагаузии более 50 детей разного возраста, которые по окончании школ поступают в Приднестровский университет и российские вузы.

Более того – жители ряда правобережных молдавских сёл, недовольных политикой правящей коалиции, выражают желание перейти под юрисдикцию Приднестровья. Так, жители русскоязычного села Новотроицкое Новоаненского района Молдовы, провели акцию протеста против закрытия сельской гимназии в рамках «оптимизации», перекрыв трассу Кишинёв – Штефан-Водэ. На одном из плакатов митингующих было написано: «Требуем Новотроицкое в состав ПМР!». Ранее учителя и ученики молдавского райцентра Криуляны, также расположенного на границе с Приднестровьем, недовольные закрытием русской школы, перевелись в одну из школ приднестровского города Дубоссары. Узнав об этом, власти Молдовы приняли срочное решение восстановить часть русских классов в Криулянах, дабы не допустить массового перехода молдавских учеников в приднестровские школы.

Следующее, чем Приднестровье призвано помочь евразийским регионам Молдовы – это образовательные программы и школьные учебники. Уже в течение 22 лет в Молдове в рамках школьного курса «история румын» насаждается крайне тенденциозный взгляд на историю страны и молдавско-российские отношения. Приднестровье – единственное место, где не только преподаётся школьный предмет «История Молдавии», но и где в течение тех же лет, в рамках кафедры Отечественной истории Приднестровского государственного университета, разработаны школьные программы и методические пособия по теме молдавской истории. Эта литература должна не пылиться мёртвым грузом на университетских кафедрах, а переиздаваться и распространяться на правом берегу Днестра. По крайней мере, там, где не забыли, как называются их народ и язык.

Правозащитная деятельность. Известно, что в Республике Молдова регулярно нарушаются права национальных меньшинств. Эти факты очень часто обсуждаются в узких кругах и не становятся достоянием широкой общественности. Каждый подобный случай должен становиться поводом для самой незамедлительной реакции со стороны структур гражданского общества Приднестровья, а в Тирасполе должны проводиться общественные слушания с привлечением международных правозащитных организаций. Такие слушания должны проводиться на системной основе.

И наконец, наиболее деликатный момент – поддержка пророссийских сил в ходе молдавских выборов. Об этом в Приднестровье уже неоднократно возникали жаркие споры. Противники участия приднестровцев в выборах в соседнем государстве утверждают, что таким образом легитимизируется статус Приднестровья как части Молдовы. На наш взгляд, подобное утверждение выглядит откровенно натянутым. Никто ведь не протестует против того, чтобы приднестровцы, обладающие соответствующим гражданством, принимали участие в российских или украинских выборах.

Достаточно большое количество приднестровцев обладает молдавскими паспортами, при этом оставаясь сторонниками приднестровской независимости, что наглядно показал референдум 2006 года и все последующие выборы. Участие приднестровцев в молдавских или украинских выборах не означает потери независимости республики. Поэтому в будущем было бы желательно, посредством общественных организаций евразийской направленности, ориентировать жителей республики, участвующих в молдавских выборах, поддержать те силы, которые не на словах, а на деле выступают за евразийскую интеграцию Молдовы и готовы выступить своеобразным приднестровским лобби в молдавском парламенте. Это станет возможно в том случае, если на политическом поле Молдове появится действительно пророссийская сила, способная заслужить доверие приднестровцев.

***

Таким образом, проект «Евразийского региона «Приднестровье» свидетельствует о том, что республика выходит из окопов и переходит в контрнаступление, выбирая новую стратегию своего существования и развития – активный и творческий путь форпоста России, распространяющего идеологию Русского мира на соседние государства и вовлекающего в свою орбиту жителей соседних регионов. Сегодня принято говорить, что Россия заканчивается там, где заканчивается русский язык. Приднестровье, в свою очередь, заканчивается там, где люди перестают ощущать свою принадлежность к великой российской цивилизации.

http://eurasian.su/article/rossiyskiy-forpost-na-dnestre-novaya

Материалы по теме:

АУДИО: Нужно строить мультинациональную империю - Михаил Леонтьев
В Берлине состоялась конференция на тему национализма и неофашизма на Украине
ОБРАЩЕНИЕ ЙОХАНА БЕКМАНА К РОССИЙСКИМ И МОЛДАВСКИМ СМИ
Замороженная война. Как это было в Приднестровье - Максим Хрусталёв

npb-logo-ru-1
ru_1

euraz_segodnea_11

banner_en_2013_1