Информационное обозрение

Аналитика

Позиционирование Молдавии в контексте цивилизационного разлома — Владимир Букарский

Владимир Букарский

Владимир Букарский

 

В этом году исполняется 200 лет со дня создания Молдавской митрополии в составе Русской Православной Церкви. На сентябрь этого года намечен визит в Молдавию Святейшего Патриарха Кирилла. В этой связи было бы интересно рассмотреть место Молдавии на «цивилизационной карте мира».

В то время как другим странам, через которые проходят линии разлома, посвящены многочисленные исследования, тема Молдавии в этом контексте разработана очень мало.

Выдающийся политический мыслитель современности Самуэль Хантингтон в своей главной работе «Столкновение цивилизаций» в структуру цивилизаций вводит понятие «страны-участницы», «стержневого государства», «страны-одиночки», «расколотых» и «разорванных» стран.

Страна-участница — это страна, которая в культурном плане полностью отождествляет себя с одной из цивилизаций. Стержневая страна — это страна, в которой расположен источник данной цивилизации. Например, США, Россия, Индия, Китай. Страна-одиночка не имеет культурной общности с другими обществами. Такими странами являются Эфиопия и, на наш взгляд, в значительной степени Израиль. Расколотая страна — это страна, где большие группы населения принадлежат к разным цивилизациям. Разорванная страна обладает одной господствующей культурой, при этом её лидеры стремятся к другой цивилизации.

В этой связи было бы интересно рассмотреть феномен Молдавии, которую С. Хантингтон включил в славяно-православную цивилизацию, а Святейший Патриарх Кирилл — в понятие «Русский мир». Молдаване — православный народ дакороманского происхождения, возникший на территории, прежде входившей в состав Киевской Руси, в этногенезе которого приняли участие древнерусские племена, предположительно тиверцы из «Повести временных лет». Потомки романизированных даков (волохи) переселились в область между Днестром, Карпатами и Чёрным морем к середине XIII века. Как отмечает молдавский историк В. Н. Стати, «взаимопроникновение этих двух потоков колонистов, длительное общее житие иноязычных и иноэтничных компонентов привели к тому, что в северной части Днестровско-Карпатских земель, прежде всего, в районе бассейнов рек Бистрица, Молдова, Сучава, верхнего течения Сирета, произошёл своеобразный симбиоз элементов романизированной (волошской) и славянской материальных культур, в которых слились генетические свойства обоих общностей».

Отметим, что средневековое Молдавское княжество, которое Г. В. Вернадский называл «Молдавской Русью», во внешней политике ориентировалось на Московское Царство. Ещё в 1484 году был оформлен союз между великим князем Московским Иваном III и молдавским господарём Стефаном Великим, общий внук которых Дмитрий был в 1498 году провозглашён наследником московского престола. По мнению исследователя молдавской государственности и самобытности П. М. Шорникова, проект объединения Молдавии с Россией, зародившийся в середине XVII века под влиянием Переяславской Рады, к 30-м годам XVIII века превратился в проект окончательного устройства национальной судьбы молдаван.

Однако в XIX веке, под влиянием секуляризма и румынизма (идеологии, искусственно созданной в XVI-XVII веках в Трансильвании сторонниками унии молдаван и валахов с Ватиканом), среди молдавской интеллигенции возобладала прозападная, «латинская» ориентация. Эта тенденция сопровождалась латинизацией молдавского языка, вызывавшая негодование у классика молдавской поэзии и автора государственного гимна Молдавии, полкового священника Русской Императорской Армии Алексея Матеевича:

«Нам не понять друг друга. Зачем язык наш нужно
Осовременить, руша его устоев дух!
Словечко из латыни,- оно хоть и недужно,-
Вам кажется ноктюрном, ласкающим ваш слух.
(…)
Молдавский вольный говор, язык, что дан навеки,
Становится латынью в цирюльничьих устах,
Но пахнут ваши розы лекарством из аптеки,
Ведь розы ваши сделаны из розовых бумаг».

Однако, как бы то ни было, прозападные и откровенно русофобские тенденции к концу 80‑х гг. XX века практически полностью овладели настроениями молдавской «творческой элиты» и легли в основу внешней политики независимой Республики Молдова. Тем не менее, как отметил С. Хантингтон, стремление Молдовы к объединению с Румынией в первые годы независимости «быстро сошло на нет из-за экономических проблем в обеих странах и экономического давления России». Хантингтон относит Молдавию к «внутреннему кольцу» России наравне с юго-восточной Украиной, Белоруссией, Казахстаном и Арменией. Феномен Молдавии состоит в том, что она сочетает в себе черты расколотой и разорванной страны. Расколотость страны проявилась ещё в начале 90-х, когда отделилось Приднестровье, полностью ассоциирующее себя со славяно-православной (евразийской) цивилизацией. Гагаузский конфликт удалось погасить.

 

Цивилизационная граница между Западом и Востоком

 

В Молдавии, как и на Украине, важную роль играет этноцивилизационный фактор. По данным переписи населения 2004 года, в Молдавии (без учёта самоопределившегося Приднестровья) живут молдаване и румыны (78%), украинцы (8,4%), русские (5,9%), гагаузы (4,4%), болгары (1,9%), представители других народов (1%).

 

Этническая карта Республики Молдова

 

Цивилизационный раскол Молдавии проявляется в ходе всех избирательных кампаний последних лет. Иллюстрацией могут послужить парламентские выборы 2010 года, когда две партии, получившие максимальное число голосов, выражали два противоположных геополитических проекта: Либерально-демократическая партия Молдовы отстаивала курс на европейскую интеграцию, Партия коммунистов Республики Молдова впервые заявила о евразийском векторе.

 

Территориальное распределение голосов на выборах парламента Молдовы от 2010 года

 

Как мы видим на этой схеме, в центральных, юго-восточных и южных припрутских районах правобережной Молдавии, где сконцентрировано этнически молдавское население, на большинстве участков наибольшее число голосов получила прозападная ЛДПМ, а на некоторых участках — крайне правая Либеральная партия (ЛП) и центристская Демократическая партия Молдовы (ДПМ). Успехи ПКРМ в центральной части Молдавии носят фрагментарный характер.

В то же время, на севере и юге Молдавии (в частности, в «северной столице» — городе Бельцы, в Гагаузской автономии и этнически болгарском Тараклийском районе), а также на пограничных с Днестром районах, где преобладают национальные меньшинства и смешанное население, успех сопутствовал Партии коммунистов Республики Молдова.

Геополитические предпочтения разных этнических групп Молдовы можно оценить по опросам общественного мнения. Вот как распределились ответы на вопрос опроса Института публичной политики «Барометр общественного мнения» за апрель 2013 года, как респонденты проголосовали бы на референдуме о вступлении в Евросоюз:

 

 

Таким образом, этнические молдаване в своём большинстве поддерживают идею европейской интеграции Молдовы, в то время как все без исключения представители этнических меньшинств выступают против.

На референдуме о вступлении в Таможенный Союз России, Белоруссии и Казахстана, согласно этому же «Барометру общественного мнения», были бы следующие результаты:

 

 

Как мы видим, абсолютное большинство представителей этнических меньшинств Молдовы выступают за евразийскую интеграцию страны. Большинство, хоть и неявное, этнических молдаван также было бы готово поддержать эту идею.

Далее, интересен вопрос о предпочтениях того или иного интеграционного объединения:

 

 

И наконец, представляем отношение граждан Молдовы к вступлению в тот или иной военный блок:

 

 

Значительное большинство граждан Молдовы выбирают нейтральный статус страны. Подавляющее меньшинство выступают за НАТО, однако среди этнических молдаван этот процент выше. Большинство гагаузов выступают за ОДКБ. Все остальные этнические меньшинства предпочитают вступление в ОДКБ вступлению в НАТО.

При этом социологический опрос жителей Приднестровья, проведённый общественной организацией молодых социологов, политологов и журналистов «Де-факто», дал следующие ориентации геополитического выбора приднестровцев:

 

 

Таким образом, Молдавия, даже после отделения Приднестровья, остаётся расколотой страной. Кроме того, присутствует и фактор разорванной страны. В Молдавии она выражается в двух аспектах: в разрыве между устремлениями народа и правящей элиты; в «конфликте отцов и детей» в молдавском обществе.

Как мы видим, европейская интеграция Молдавии находит поддержку далеко не во всём молдавском обществе. По меньшей мере, половина жителей страны эту идею не разделяют и готовы предпочесть другую альтернативу — вступление в Таможенный Союз. Однако практически весь политический класс Молдавии чётко придерживается идеи европейского вектора. Настроения экономической и интеллектуальной элиты молдавского общества видны из того же опроса «Барометр общественного мнения»:

 

 

Как мы видим, поддержка идеи интеграции Молдовы в Евросоюз увеличивается с уменьшением возраста опрошенных, а также с увеличением уровня образования и материального уровня. Среди людей старшего возраста, а также более низкого уровня образования и материальной обеспеченности увеличена поддержка евразийской интеграции Молдовы.

Этот факт объясняется тем, что в Молдавии, несмотря на победы сторонников молдавской самобытности и восточного геополитического вектора в 1994 и 2001 годах, прорумынски настроенные националисты сохранили контроль над всей гуманитарной сферой — над системой образования, над писательскими организациями, над большинством молдавских СМИ, над культурой и искусством, над академией наук и национальными музеями.

В стране искусственно, путем целенаправленной работы политиков и чиновников системы образования, при полной капитуляции властей, возник «конфликт отцов и детей»: родители считают себя молдаванами, а их дети — румынами. Родители гордятся тем, что они молдаване, и связывают свою судьбу с Молдовой. Дети считают себя в первую очередь европейцами и румынами, в разговорную речь вставляют слова иностранного происхождения. «Большое спасибо» вместо традиционного «мулцумеск фрумос» звучит в Кишиневе «по-европейски»: «мерси мулт». Румыния для них — путевка в Европу. Молдаване оказались народом с раздвоенной идентичностью. Этот конфликт и стал той самой благоприятной почвой, на которую упали брошенные из-за океана семена цветной революции 7 апреля 2009 года.

Существует только один способ избежать раскола молдавского общества — это опора на те общественные институты, которые являются объединяющими для всего молдавского общества, вне зависимости от возраста и уровня благосостояния. Таким наиболее авторитетным институтом молдавского общества является Православная Церковь:

 

 

Таким образом, объединить расколотое и разорванное молдавское общество может только православная идентичность. Важнейшее значение в консолидации молдавского общества принадлежит ведущей конфессиональной организации Молдовы — Молдавской митрополии, входящей в состав Русской Православной Церкви. 

Владимир БУКАРСКИЙ, руководитель Единого информационно-аналитического центра «Евразия Информ»

http://vrns.ru/analytics/1956/#.Ud3Gut9zaf4

Материалы по теме:

Сотрудничество ЕС со странами Таможенного Союза потребует регулирующих рамок - Штефан Фюле
Белая Русь и евразийская интеграция в многополярном мире - Николай Амбражевич
Гражданин Дугин, вернуться с небес на землю! - Андрей Сафонов
Геостратегия И.В.Сталина - Протоиерей Георгий Городенцев. Часть 1.

npb-logo-ru-1
ru_1

euraz_segodnea_11

banner_en_2013_1