Информационное обозрение

Мнения экспертов

Подавление инакомыслия в США — Екатерина Иванова

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Одному из претендентов в президенты, выступавшему перед студенческой аудиторией, один из присутствовавших стал задавать «неудобные» вопросы относительно демократии по-американски. Поскольку задававший неприятные вопросы был настойчив и, говоря по-простому, не унимался, ставя под сомнение демократию в Америке, несколько полицейских, присутствовавших при этом, сначала бесцеремонно поволокли его к выходу, а потом, чтобы сделать его более податливым, «обработали» электрошоком. Ведущие программы Агильдеева и Пивоваров, как обычно вещавшие тоном и интонациями экспертов, представили этот инцидент как нечто необычное, невиданное и неслыханное для демократической Америке. Это, по их словам, вызвало протесты студенческой молодёжи. И в подтверждение этого телезрителям было показано немногочисленное шествие протестовавших.

В противоположность частым утверждениям о демократичности американской политической системы и политической терпимости американского общества к различным политическим взглядам и уважению свободы слова в американском обществе, реальная жизнь говорит о другом. Затыкать рот сомневающимся в демократии по-американски и тем более протестующим против устоявшихся порядков в Америке — это обычная практика, имеющая давнюю историю. Как писал один американский историк, в американском обществе «глубоко укоренилась нелюбовь к диссидентам». Едва прошло одно десятилетие после провозглашения независимости американских колоний, как был принят пакет законов против бунтовщиков (The Sedition Acts), которые были направлены на пресечение антиправительственной агитации. И эти законы регулярно применялись для того, чтобы «заткнуть рот диссидентам». В более близкие к нам времена, в 1920 году житель Нью-Йорка Бенжамин Джитлоу был обвинён в нарушении закона города Нью-Йорк, направленного против анархии (Criminal Anarchy Act). Нарушил он данный закон тем, что проповедовал коммунизм. Он был осуждён, а верховный суд поддержал решение суда низшей инстанции. Ссылки осуждённого на первую поправку конституции (свобода слова) не помогли. Судьи разъяснили, что если проповедь «толкает к действию других людей, то штат имеет право запретить и наказать проповедника». Иными словами, было заявлено, что одинокий проповедник не представляет собой опасности для статус-кво. Но группа людей уже становится опасностью. Иначе говоря, проповедуй себе, пока тебя не слушают.

В ещё более близкие к нам времена, в 1950-х годах ХХ века, известное законодательство по пресечению «антиамериканской деятельности» применялось для подавления, юридического преследования и изгнания из страны противников политики оголтелого антикоммунизма, разрушению профсоюзного движения. Во время войны, которую США вели в Индокитае при администрации Никсона и Джонсона, преследованиям подвергались все более или менее известные лидеры антивоенного движения. Лидер движения против расовой дискриминации М. Лютер Кинг был убит. Практически все активисты партии «Чёрные пантеры» были либо физически уничтожены, либо отправлены за решётку. Разумеется, вся эта война с политической оппозицией была обставлена не как политические преследования, а как борьба с распространением наркотиков. Разумеется, вся эта борьба с инакомыслием и «антиамериканской» деятельностью могла вестись потому, что американского обывателя гораздо больше интересуют личные экономические интересы, нежели то, что обычно называется политикой. Именно поэтому в американском обществе доминирует апологетика политического строя США и правительственных действий. Как писал американский историк Л. Фридман, «на протяжении всей истории США никогда не было периода времени без политических преступлений и политических преследований». Некоторое затишье в этом смысле наступило только с ослаблением, а затем и развалом СССР. Но, продолжал он, «уголовные преследования во многих отношениях остаются политически окрашенными», т.е. мягкие приговоры выносятся белым полицейским и суровые приговоры — чернокожим гражданам.

Как можно прочитать ещё в одном исследовании, очень часто в борьбе с политическим инакомыслием и антиправительственной пропагандой «всё более и более мощные секретные службы американского правительства опирались на лидеров криминальных объединений и объединяли свои усилия с ними». Взамен эти криминальные авторитеты пользовались «иммунитетом» от преследований со стороны полицейских властей. Точно такая же тактика политического руководства США прослеживается и в его действиях за рубежом. В тех странах, в которых левое движение представляло угрозу интересам США, секретные службы США опирались на криминальные группировки в этих странах. Самые известные эпизоды такого симбиоза секретных служб США и местных криминальных кругов имели место в Италии, Латинской Америки, Филиппинах.

Технология затыкания ртов осуществляется по-разному в зависимости от личности сомневающегося или протестующего. Если это обычный, рядовой гражданин, то его могут не только «»обработать» электрошоком, но и отправить за решётку. Правда, как обычно объявляют, не за критику, а за нарушение общественного порядка, за торговлю наркотиками или ещё какое-нибудь прегрешение или преступление. Если же критик порядков или политики США будет человек известный и ему так просто рот не заткнуть, из многочисленных СМИ, из уст различных экспертов и т.п. на него немедленно обрушивается шквал критики и «разоблачений». Так, бывший президент США Дж. Картер в интервью журналу «Ньюсвик» недавно говорил, что в СМИ США отсутствует «глубокий комментарий» важнейших политических и социальных вопросов. И добавил: «Любой член конгресса, который претендует на переизбрание, не может заявить, что он займёт сбалансированную позицию между Израилем и палестинцами или что он будет настаивать на том, чтобы Израиль отвёл свои войска на международно признанные границы (т.е. то, что требует резолюция ООН, принятая сорок лет назад. — А.В.) или что он посвятит себя защите прав палестинцев. Ведь очень маловероятно, что в этом случае он будет переизбран». Не будет переизбран такой отважный политик потому, что во время всей предвыборной кампании на него будут сыпаться обвинения со стороны произраильского лобби. Сам Картер выступил в защиту палестинцев, заявив, что Израиль создал на палестинских землях тюрьму под открытым небом. И теперь его постоянно обвиняют в антисемитизме.

Другой известный американец Н. Хомский в интервью парижскому изданию «Монд дипломатик» говорил: «Большинство американцев выступают за сокращение военных расходов и увеличение затрат на социальные нужды самих американцев, на оказание экономической и гуманитарной помощи зарубежным странам, а также против сокращения налогов самым богатым гражданам США, принятое при президенте Буше-младшем. Но по всем этим вопросам политика Белого дома абсолютно противоположна общественному мнению. А результаты всех опросов общественного мнения, которые демонстрируют это постоянное противоречие, редко публикуются в СМИ. Граждане не только полностью отстранены от принятия политических решений, но и держатся в неведении относительно состояния общественного мнения».

Свобода слова — это не просто возможность говорить свободно, без опасения за своё благополучие. Свободное обсуждение общезначимых вопросов необходимо для того, чтобы сделать ту или иную точку зрения или же то или иное понимание общественных проблем известными, доступными для всех обсуждающих соответствующие вопросы и проблемы. Это необходимо для того, чтобы имело место реальное обсуждение вопросов, касающихся всех, а также для того, чтобы обсуждение таких вопросов могло бы вылиться хотя бы в осознанный выбор при голосовании за того или иного политического представителя. Сказать, что это условие соблюдается в промышленно развитых странах и, в частности, в США, нельзя. А если «глубокий комментарий» в СМИ отсутствует, то, следовательно, его не допускают, т.е. существует какая-то форма цензуры. И если даже законодатели опасаются свободно высказаться по тому или иному важному вопросу, то, следовательно, имеет место добровольное лишение себя свободы слова. Ситуация же, когда граждане имеют возможность сказать что-то важное, но не решаются или не имеют возможности быть услышанными, является еще более тягостной, чем опасения быть подвергнутыми преследованиям за свои высказывания со стороны властей. Такое положение равносильно бессилию и может вести только к апатии и цинизму. И именно эти явления широко наблюдаются среди «свободных граждан» в промышленно развитых странах. Лондонский «Экономист» по поводу свободы слова в «цивилизованных странах» писал, что «свобода слова, конечно, существует, но нужно иметь большие деньги, чтобы быть услышанным».

Помимо преград свободе слова отдельному человеку, существуют и другие барьеры для свободного обсуждения важных общественных проблем в печати. Среди таких препятствий основным, как представляется, выступает элементарное экономическое понуждение журналистов и репортёров. Конечно, оно не обязательно должно выливаться в грубое принуждение или какие-то приказы. «Даже простое пожелание босса, — писал один специалист по СМИ, — естественно, воспринимается как закон для исполнения». (P.Chardwick, 1989: 214). В США есть свои специфические процедуры такого рода. Там хозяин может и не командовать или предписывать журналистам или репортёрам, что и как писать. Но там существуют довольно внятные механизмы, которые направляют пишущую братию на путь истинный. Осуществляется это следующим образом. В редакциях существуют так называемые переписчики (re-write men), высшая каста журналистов, которые переписывают материалы рядовых журналистов и репортёров, придавая им нужное направление, акценты и т.п. А авторы переписываемых материалов внимательно следят за тем, в каком виде их статьи появляются на газетной полосе, и быстро усваивают, что от них требуется. Тот же, кто не поймёт этого или не захочет подстроиться под требуемые критерии, быстро окажется без поручений, а потом будет первым кандидатом при ближайшем сокращении штатов. Понявший механизм данной системы и желающий сохранить свою работу, естественно, будет подстраиваться под систему и быстро приобретёт в этом соответствующие навыки.

Цитированный выше Н. Хомский говорил: «Журналисты в США, когда их спрашивают, оказывается на них давление или нет, всегда говорят, что не испытывают никакого давления. И это правда. Только если бы они начали выступать против доминирующей нормы, им бы уже не пришлось писать свои статьи». Он следующим образом изложил своё понимание того, как функционирует демократия в промышленно развитых странах и, в частности, в США: «В тоталитарной стране государство определяет политическую линию, и каждый должен придерживаться её. В демократических странах политическая линия как таковая никогда не объявляется официально. Она подразумевается. В некотором смысле происходит промывание мозгов в условиях свободы. И даже так называемые бурные дебаты в больших СМИ идут в рамках в неявном виде согласованных параметров, оставляя в стороне противоположные точки зрения. Система контроля в демократических обществах чрезвычайно эффективна. Директивная линия там представляет собой воздух, которым приходится дышать… Эта система более эффективна, чем тоталитарная система». Поэтому цензура в СМИ промышленно развитых стран существует в основном в виде самоцензуры журналистов и репортёров. Доклад международной организации «Репортёры без границ» в своём специальном докладе в середине 2002 года осуждал отсутствие свободы прессы в 150 странах и сообщал о серьёзных нарушениях в этом плане в США, Италии, Австрии. В аналогичном докладе 2006 года в списке стран, в которых нет полной свободы СМИ, фигурировали США, Италия, Канада. Но основные международные и наши СМИ, цитировавшие эти доклады, называли только Кубу, Белоруссию и Россию.

Различные исследования отмечают у граждан США нетерпимость к политическим нонконформистам, т.е. не согласным с политическим руководством страны (социалистам, коммунистам и некоторым другим политическим течениям). Это проявляется в том, что «публика в основной массе проявляет большое желание не предоставлять им право высказывать свои убеждения публично. Она стремится запрещать библиотекам иметь в своих фондах книги нонконформистов или подозреваемых в том, что они являются таковыми, а также запрещать нонконформистам преподавать в учебных заведениях». При этом исследования отмечают, что проявления нетерпимости более характерны для людей менее образованных. А таковых в США, как известно, значительно больше, чем образованных.

Кроме препятствий свободе слова, существуют и более внушительные механизмы подавления демократических свобод, если появляется реальная угроза политическому классу в США. Во время бурных антивоенных демонстраций в 60-е и 70-е годы в США были расстрелы молодёжи и студентов, протестовавших против расовой дискриминации и войны во Вьетнаме. Так, в 1968 году во время предвыборной президентской кампании мэр Чикаго отдавал приказ своей полиции «стрелять на поражение» в демонстрацию молодёжи. В начале 70-х годов было несколько расстрелов студенческих демонстраций на территории университетов. И никто из тех, кто у нас сейчас возмущается «ужасами советского режима», не вспоминают об этих события в США.

http://maxpark.com/community/5905/content/3346559?utm_campaign=mostinteresting&utm_source=newsletter&_utl_t=fb

Материалы по теме:

Прозападная коалиция в Молдове распадётся, если вмешается геополитика - Наталья Узун
Информационные войны как угроза для России - Конференция в МГИМО
Россия возвращается в историю - Александр Дугин
Что Гёте писал о молдавском языке, или почему “молдавский” древнее “румынского”

npb-logo-ru-1
ru_1

euraz_segodnea_11

banner_en_2013_1