Информационное обозрение

Аналитика

Ожидать ли прорыва на саммите в Астане? — Виктор Полесский

 

В Астане 29 мая пройдет заседание Высшего Евразийского экономического совета, в котором примут участие президенты государств-учредителей Таможенного союза – Российской Федерации, Казахстана и Белоруссии. Согласно информации пресс-службы Кремля, в ходе заседания первостепенное внимание будет уделено дальнейшему развитию интеграционного взаимодействия и созданию к 1 января 2015 г. Евразийского экономического союза.

Как уточнил помощник президента РФ Юрий Ушаков, будут рассмотрены вопросы обеспечения функционирования Таможенного союза, дальнейшего развертывания ЕЭП и кодификации международных документов, в том числе проекта договора по Евразийскому экономическому союзу. Планируется подписание ряда документов, в частности концепции согласованной агропромышленной политики и решения о создании единой информационной системы внешней и взаимной торговли.

После заседания совета главы трех государств, как запланировано, встретятся с руководителями Киргизии и Украины.

 

Итоги работы Таможенного союза в 2012 г.

 

По сравнению с предшествующими годами 2012-й оказался не самым удачным для стран ТС. Если в 2010 и 2011 гг. общий объем взаимной торговли вырос на 29 и 33%, составив при этом 47 млрд. и 63 млрд. долл. соответственно, то по итогам 2012 г. рост составил около 8,7% при общем объеме в 68,5 млрд. долл. Ростом отмечен объем торговли России и Белоруссии с другими членами ТС – соответственно 9,4 и 12,6%, а вот у Казахстана он снизился на 3,7%[1] .

Эксперты связывают последний факт с проблемами внутри страны (недоработкой законов, неполной конкурентоспособностью товаров на едином рынке союза и др.), а также с защитными барьерами, которые устанавливают остальные участники ТС на отдельных рынках  (например, законодательство РФ не позволяет ввозить всю номенклатуру кондитерских изделий), и с недостаточной проработкой вопросов НДС на импортные товары. Подчас отечественным производителям предоставляются преференции в ущерб зарубежным, пример – использование белорусских материалов при строительстве по госзаказу в Белоруссии.

Эти проблемы правильнее назвать не какими-то пороками, а болезнью роста. Соответственно предлагается и «лекарство». «Необходимо устанавливать единые правила по чувствительным отраслям, тогда ни один регулятор не сможет отвертеться от наших собственных законов. По наиболее крупным рынкам надо вырабатывать отраслевые соглашения, одинаковые системы регулирования», – считает министр по экономике и финансовой политике Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) Тимур Сулейменов. К тому же многие наднациональные решения, принятые ЕЭК, пока не доведены до национального уровня: на то, чтобы были созданы и включены одинаковые системы регулирования, требуется длительное время.

 

Тимур Сулейменов

 

У ТС имеются и другие проблемы, которые наверняка будут обсуждаться на саммите в Астане. Например, интерес к евразийской интеграции давно проявляли Киргизия и Таджикистан. Ранее они вместе с нынешними членами ТС двигались в одном направлении, пользуясь площадкой Евразийского экономического сообщества, но после активизации работы ТС и в связи с планируемым созданием Евразийского экономического союза формат работы в рамках ЕврАзЭС потерял актуальность. Теперь все обсуждения в основном проходят на площадке ЕЭК, Киргизия и Таджикистан же невольно отошли в сторону, поэтому необходимо найти для них новый приемлемый формат. Особенно это актуально для Киргизии, которая заявила о стремлении в обозримом будущем присоединиться к ТС.

Как заявил недавно глава ЕЭК Виктор Христенко, комиссия рассчитывает к концу этого года согласовать «дорожную карту» присоединения Киргизии к Таможенному союзу, что станет важным условием включения Бишкека в активные процессы евразийской интеграции[2] .

 

Виктор Христенко

 

Украина пытается усидеть на двух стульях сразу

 

Отдельный сюжет предстоящего саммита – возможный приезд в Астану президента Украины Виктора Януковича. Нет необходимости подробно говорить о том, что страны ТС уже неоднократно приглашали Киев присоединиться к их объединению, приводя немало резонов в пользу положительного решения. Так, Владимир Путин в ходе «прямой линии» с россиянами 25 апреля с.г. отметил, что в случае вхождения Украины в союз ее годовой доход составит 9-10 млрд. долл. Результатом такого сотрудничества, в частности, может стать снижение цены на газ. Но дело не только в абсолютных цифрах. Украинскую и российскую экономику, так же как и экономики Украины, Белоруссии и Казахстана, связывает огромная и разветвленная кооперация, отказ от которой приведет к невосполнимым потерям для ее участников. Но, «если Россия еще в состоянии как-то восстановить эти потери, то для Украины это будет крайне сложно», в связи с чем президент РФ даже высказал опасения по поводу краха отдельных отраслей украинской экономики.

 

 

Официальный Киев, однако, уклоняется от вхождения в ТС. Довольно долго он пытался оговорить свое сотрудничество с союзом в некоем формате «3+1». Но руководство России устами премьер-министра Дмитрия Медведева и первого вице-премьера Игоря Шувалова в марте с.г. ясно дало понять, что претендовать на «половинчатый» статус бессмысленно. «Присоединения Украины к Таможенному союзу России, Казахстана и Беларуси в формате «три плюс один» не будет. Членство должно предусматривать ратификацию всех документов…» – в частности, заявил российский премьер[3] .

В апреле эту позицию в интервью «Коммерсантъ-Украина» дополнительно разъяснил советник президента РФ по вопросам региональной экономической интеграции Сергей Глазьев. Подтвердив, что надежды на формат «3+1» не имеют ни малейших перспектив, академик подчеркнул, что прогресса можно достичь лишь при условии полноценного членства Украины в ТС. Следующим же этапом может и должно стать вступление в Единое экономическое пространство с Россией, Казахстаном и Белоруссией, поскольку именно в рамках ЕЭП, по мнению С. Глазьева, страна сможет решить ключевые для неё вопросы отмены экспортных пошлин, снижения транспортных тарифов, получения доступа к энергоносителям, порядка привлечения трудовых мигрантов[4] .

 

Сергей Глазьев

 

После таких, к слову, весьма доброжелательных разъяснений Москвы о том, что нельзя быть «немножко беременной», руководство Украины заговорило о желательности статуса наблюдателя. Он-де позволит «присмотреться» к условиям работы этого объединения, сориентироваться в той политике, которую проводит ТС, и соответственно выстраивать свою политику.

Однако главная причина, думается, в ином – в преимущественной ориентации украинской власти на Евросоюз, что лишний раз отразило принятие 19 мая Верховной Радой постановления, в котором зафиксирован приоритет евроинтеграции. А уж она, по мнению парламентариев, «является крепкой базой для развития взаимодействия с новообразованным Таможенным союзом»[5] .

Во имя евровыбора украинские власти готовы отказаться от зримой экономической выгоды. По подсчетам С. Глазьева, проведенным вместе с украинскими коллегами, от участия в ТС Украина одномоментно получает 9 млрд. долл. – это и газ по равнодоходным ценам, и отмена экспортных пошлин на нефть, и прямой доступ на российский продовольственный рынок, а самое главное – создание условий для развития кооперации, поскольку наличие таможенной границы сильно мешает реализации наукоемких проектов. В перспективе это даст возможность поднять темпы экономического роста как минимум на 2% ВВП ежегодно. В то же время, если Украина подпишет, как запланировано на осень, соглашение о зоне свободной торговли с Евросоюзом, то тогда условия для ее внешней торговли ухудшаются на 1,5-2 млрд. долл. из-за того, что это соглашение носит для Украины дискриминационный и несимметричный характер. Киеву придется полностью открыть свой рынок для ЕС, тогда как последний делает это с большим количеством изъятий как раз по тем продовольственным товарам, где у Украины есть конкурентные преимущества.

Больше того, Украина отказывается не только от экономических дивидендов, которые сулит ей присоединение к ТС, но и готова пожертвовать частью суверенитета в пользу европейских институтов – а это обязательное условие ассоциации с Евросоюзом. Между тем в Таможенном союзе и – шире – в ЕЭП все страны-участницы имеют абсолютно одинаковые права, в частности располагают правом вето на любые решения и делегируют в коллегиальные органы управления ТС одинаковое количество представителей.

Иными словами, мотивы, по которым руководство Украины отказывается от интеграции на постсоветском пространстве, носят не экономический, а сугубо политический характер. И статус наблюдателя, если говорить без обиняков, это – обманка, введение общественного мнения Украины в заблуждение, как до этого – разговоры о формате «3+1». Наблюдать – это значит не участвовать, что лишний раз подтверждается линией поведения Украины в ЕврАзЭС: там она является наблюдателем и практически никакого участия в его работе не принимает.

Так или иначе, 22 мая украинское правительство утвердило меморандум, разработанный по согласованию со странами ТС о статусе наблюдателя в организации. «Сегодня на заседании правительства мы приняли соответствующий меморандум, отработанный с учетом мнений российской, белорусской и казахстанской сторон, – высказался премьер-министр Николай Азаров, встречаясь в тот же день с первым заместителем премьера Беларуси Владимиром Семашко. – Статус наблюдателя позволит нам эффективно отстаивать свои интересы в Таможенном союзе»[6] .

Как это собираются делать украинские власти с учетом «эфемерности» такого статуса, знают только они сами. Так или иначе, в Киеве ожидают, что меморандум будет подписан 29 мая как раз на заседании Высшего евразийского экономического совета на уровне глав государств, для чего, собственно, В. Янукович и планирует прибыть в Астану.

Обращает на себя внимание тот факт, что позиция руководства Украины не отражает общественного мнения в стране. Как показал опрос, проведенный в конце апреля Украинским центром экономических и политических исследований имени А. Разумкова, 37,4% опрошенных считают, что страна проиграет от вступления в ТС, и почти столько же – 36,8% – что выиграет. Близкие к этому цифры – соответственно 38,8% и 36% – показал и мартовский опрос фонда «Демократические инициативы» и Киевского международного института социологии[7] .

Определенный разлад в общественных настроениях, как видим, существует. Но почему украинская власть предпочитает слышать лишь одну часть страны и с усилиями, достойными иного применения, так стремится в объятия Европы? Посмотрим, что скажет на этот счет В. Янукович, если, конечно, рискнет прибыть в Астану для откровенного разговора с лидерами стран Таможенного союза.

__________

Фото – http://ria.ru/history/20080506/106646077-send.html


[1]  http://www.rbcdaily.ru/economy/562949986204280

[2] http://1prime.ru/News/20130402/762320354-print.html

[3]  http://www.segodnya.ua/economics/enews/Medvedev-Ukraine-pridetsya-ratificirovat-vse-dokumenty-Tamozhennogo-soyuza.htm; http://1prime.ru/Ministries_agencies/20130329/762228121.html

[4]  http://cit.ua/article/37/

[5] [12] http://www.customsunion.ru/info/3631.html

[6]  http://ukranews.com/ru/news/ukraine/2013/05/22/96956

[7]  http://ukranews.com/ru/news/ukraine/2013/05/20/96759

 

http://rusedin.ru/2013/05/28/ozhidat-li-proryva-na-sammite-v-astane/

Материалы по теме:

Реанимация СНГ: последняя попытка - Константин Сивков
Дугин в Кишинёве, или Реабилитация традиционалистского дискурса - Юрий Рошка
ВИДЕО: Презентация Таможенного Союза и Евразийского Экономического Союза в Кишинёве
Патриотические силы Молдовы объединяются в единое общественно-политическое движение - «Комитет нацио...

npb-logo-ru-1
ru_1

euraz_segodnea_11

banner_en_2013_1