Информационное обозрение

Аналитика

Куда ведёт Новый шёлковый путь — Виктория Панфилова

 

Первый казахстанско-туркменский участок железной дороги Узень — Берекет — Горган был открыт президентами Нурсултаном Назарбаевым и Гурбангулы Бердымухамедовым 10 мая. По словам Назарбаева, железная дорога Казахстан — Туркменистан — это ключевая часть будущего транзитного коридора с выходом на Персидский залив. А ещё это ключевое звено проекта «Новый шёлковый путь», который призван связать все страны региона между собой с помощью железнодорожных путей.

Проект — детище Соединённых Штатов: он был разработан группой специалистов разных отраслей под руководством профессора Фредерика Стара и стал основой стратегии Госдепартамента США в регионе. Ядро «Нового шёлкового пути» — Афганистан. Именно через эту страну пройдут все транспортные магистрали. Казахстан и Туркменистан, Таджикистан, Узбекистан и Киргизия благодаря выходу к морю получат доступ к новым рынкам и смогут гораздо интенсивнее торговать не только со всеми странами региона, но и с Европой.

Помощник госсекретаря США по делам Южной и Центральной Азии Роберт Блейк, презентуя программу, отметил, что Афганистану будет возвращена его историческая роль регионального перекрёстка в новой сети экономических и торговых связей, которые укрепят экономическую стабильность как в самой стране, так и в соседних государствах.

Реализация проекта началась с прокладки новых железных дорог. Все старые магистрали в странах региона привязаны к России, а новые, напротив, отделят центральноазиатские государства от нашей страны: они будут строиться по европейскому стандарту, подразумевающему узкую колею, не стыкующуюся с РЖД.

Уже только из-за этого проект «Новый шёлковый путь» можно считать противоречащим интересам Москвы, со своей стороны пытающейся объединить те же государства в Евразийский союз, ЕАЗ, который в Вашингтоне оценивают как механизм укрепления позиций Кремля на постсоветском пространстве. Поэтому он уже стал объектом дискредитации со стороны Запада. А в качестве практических шагов по противодействию Москве Вашингтон собирается форсировать процесс вступления стран региона в ВТО, но на условиях, которые осложнят их планы по возможному альянсу с Россией.

В этом геополитическом противостоянии у России появился ещё один соперник — Китай. Китайский интерес в регионе куда прозаичней американского и носит сугубо экономический характер. Благодаря этому интересу Китай стал ключевым игроком в новом шёлковом пути.

Ставку в реализации проекта «Новый шёлковый путь» США сделали на Узбекистан. И надо полагать, официальный Ташкент сделает всё, чтобы сохранить такое «лидерство». Президент Ислам Каримов одним из первых заявил о необходимости вовлечения Афганистана в мирную жизнь и первым построил железную дорогу от Хайратона до Мазари-Шарифа. В результате чего на сегодняшний день официальный Ташкент де-факто является единственной страной Центральной Азии, имеющей железнодорожное сообщение с многострадальным Афганистаном. А после завершения строительства в Узбекистане железной дороги, которая свяжет Пакистан, Афганистан и Иран, Ташкент получит выход и на Тегеран.

В настоящее время Узбекистан изучает возможность расширения железнодорожного сообщения с Афганистаном. Железнодорожная компания «Узбекистон темир йуллари» проводит технико-экономическую оценку перспектив расширения действующей 75-километровой ветки Хайратон — Мазари-Шариф и объявила о планах строительства нового отрезка железной дороги в Афганистане протяжённостью 230 километров. Стоимость проекта — 450 миллионов долларов, сообщили некоторые узбекские интернет-издания. Они же приводят слова начальника проектного центра узбекской железнодорожной компании Навруза Эркинова о том, что новая дорога свяжет пограничный таджикско-афганский пункт на реке Пяндж с существующей веткой в Мазари-Шарифе: «Оттуда рельсы будут проложены в Герат, где в перспективе их можно будет соединить с ещё незавершённой дорогой до западной границы страны». По его словам, этот проект будет профинансирован по программе Центрально-Азиатского регионального экономического сотрудничества, ЦАРЭС, и свяжет афганские города Кундуз, Хульм и Найбабад.

Казахстанско-туркменская железная дорога, которую торжественно открывали президенты двух стран, берёт начало в Мангистауской области, которая, как заметил Назарбаев, славится нефтегазовой индустрией. «Открытие казахстанско-туркменского участка железной дороги Узень — Берекет — Горган позволит Мангистау стать регионом, обеспечивающим выход и к Каспийскому морю, и к южным морям. Новая железная дорога не только упростит экспорт наших товаров, но и привлечёт транзитные перевозки. А всё это — новые предприятия, новые рабочие места для жителей Мангистау», — подчеркнул президент Казахстана.

Назарбаев отметил актуальность данного проекта с учётом того обстоятельства, что Казахстан и Туркменистан не имеют прямого выхода к океану, а новое железнодорожное сообщение даёт перспективу предприятиям обеих стран, стимулируя товарооборот и экономический рост.  Предполагается, что основными грузами в структуре грузопотока по открытому железнодорожному переходу станут зерно, нефть и нефтепродукты.

Стремительные перемены не могли оставить равнодушными другие страны Центрально-Азиатского региона, которые прекрасно понимают, что останутся на обочине процессов экономической интеграции, если не проявят должную расторопность. Так, Ашхабад и Бишкек приступили к согласованию своих железнодорожных проектов.

Несмотря на, казалось бы, неоспоримые плюсы новых коммуникаций, в Бишкеке нет-нет, да и задаются вопросом: действительно ли Киргизии так уж необходима новая железная дорога, в строительстве которой очень заинтересован Китай? Местный общественный деятель, правозащитница Токтайым Уметалиева, полагает, что с введением в строй дороги, связывающей республику с Узбекистаном с одной стороны и с КНР с другой, влияние Поднебесной станет запредельным. Вдобавок к этому финансировать строительство дороги, которая оценивается в десяток миллиардов долларов из-за специфики непростого рельефа, будет Пекин, так как у Бишкека таких денег и близко нет. Придётся брать взаймы у того же Китая, который, естественно, не упустит свой интерес. 

Президент Ассоциации нефтетрейдеров Киргизии Жумакадыр Акенеев полагает, что пока вопросов вокруг строительства железной дороги больше, чем ответов. «Нам нечего по ней возить, тем более что она не замыкает север и юг страны, а просто проходит по части нашей территории, соединяя Китай и Узбекистан», — утверждает эксперт. По его мнению, проект железной дороги Китай — Киргизия — Узбекистан нужен прежде всего КНР — стране, занимающей первое место в мире по показателям экспорта, Киргизии же сейчас даже восстановление автодорожной магистрали Бишкек — Торугарт важнее, чем этот дорогостоящий проект. Именно поэтому, считает Акенеев, Китай и должен нести все финансовые расходы по строительству железной дороги. «За то, что мы предоставляем участок своей территории, мы можем получить определённую финансовую выгоду от грузопотока, но не более. А уж вкладываться в строительство, брать какие-то кредиты под это Киргизии точно смысла нет», — убеждён Акенеев.

Поднебесная же, как утверждают эксперты, может решиться самостоятельно строить железную дорогу в обмен на серебро, алюминий, медь, уголь Киргизии. При этом она обеспечит свою безопасность с запада, считает руководитель Ассоциации приграничного планирования Александр Собянин: если дорогу будет строить Китай, то построит её по своим стандартам, совпадающим с западными, то есть с узкой колеёй, которая выведет из игры Россию. «Бишкек тем самым может нанести непоправимый ущерб безопасности России», — считает Александр Собянин. Ведь в будущем эта китайская дорога станет частью европейских проектов, соединяющих КНР с Европой через Иран и Турцию, в обход России.

Китай заинтересован  в строительстве ещё одной дороги, связывающей его приграничные регионы с Центральной Азией. Но, кажется, ещё больше в этом заинтересован Таджикистан, который после распада СССР оказался в невероятно тяжёлом положении. У республики одна-единственная связывающая ветка через Узбекистан с остальным постсоветским пространством. Сложные же отношения Душанбе с Ташкентом приводят к тому, что дорога периодически перестаёт работать на узбекской территории, в результате чего грузоперевозки для Таджикистана стали сущей головной болью. И без того бедная страна то и дело несёт финансовые убытки из-за задержки грузов и периодически оказывается перед угрозой продовольственного и энергетического кризиса. Душанбе неоднократно заявлял о необходимости строительства новых железнодорожных веток, не зависящих от Узбекистана, но за 22 года независимости так и не сумел добиться реализации этих планов.

Душанбе мог подключиться к проекту международной железнодорожной магистрали Китай — Афганистан — Иран. Таджикские власти рассчитывали, что она пройдёт и по таджикской территории, и даже заказали иранской компании Metro технико-экономическое обоснование своего участка. Иранские инженеры спроектировали железную дорогу длиной 392 километра с тоннелями и 47 мостами. Однако в начале февраля стало известно, что в этот проект вошли Киргизия и Узбекистан, а Таджикистан из списка участников был исключён. Причина в том, что строительство дороги через Узбекистан с более простым ландшафтом и разветвлённой инфраструктурой менее затратное. К тому же проект финансирует Китай, а для него Узбекистан более интересен с экономической точки зрения.

Таким образом, иного выбора, кроме как направить все усилия на продвижение проекта «Таджикистан — Афганистан — Туркменистан», у таджикских властей не осталось. Тем более что Ашхабад и Кабул с 2011 года обсуждают строительство магистрали из Туркменистана в Афганистан. Душанбе, чтобы присоединиться к этой ветке, надо будет протянуть по своей территории всего 50 километров «железки». При этом финансирование проекта заложено в план действий ЦАРЭС, деньги которой выделяют международные финансовые институты.

Предположительная стоимость проекта составляет всего 400 миллионов долларов. После недолгих консультаций президенты трёх стран в Ашхабаде подписали меморандум по вопросам железной дороги Таджикистан — Афганистан — Туркменистан. Предполагалось, что уже к 2015 году новая магистраль может заработать, но вскоре опять возникли разногласия по конкретному маршруту. Кабул настаивает на прокладке дороги с таджикского юга на афганский север с последующим выходом к туркменской границе.

В Душанбе же опасаются, что на севере Афганистана вдоль линии границы с Таджикистаном крепкий мир и спокойствие не наступят ещё долго: в последнее время здесь активизировались отряды боевиков «Талибан», и то и дело происходят вооружённые столкновения. Душанбе предлагает проложить дорогу напрямую из Таджикистана в афганский Балх. В этом случае магистраль почти сразу выйдет к туркменской границе. Это и дешевле, и быстрее, считают в таджикском правительстве. Что же касается маршрута по территории Таджикистана, то он будет проходить по территории районов Джалолиддини Руми — Нижний Пяндж, что на границе с Афганистаном.

Эксперты к идее строительства железной дороги из Таджикистана на юг относятся с недоверием. «Из транспортного тупика эта дорога Душанбе всё равно не выведет: географию не изменить. Таджикистан — высокогорная страна, прокладывать любые коммуникации в высокогорье накладно, а железную дорогу и подавно. Тяжёлые условия удваивают стоимость подобных проектов», — считает эксперт Российского института стратегических исследований Аждар Куртов. По его словам, если даже и построить железную дорогу, то она не будет полноценной: в горах крайне тяжело прокладывать полотно для тяжелогрузных составов. В связи с этим Куртов совершенно не исключает того, что судьба проекта окажется такой же, как и судьбы других таджикских, которые разрабатывались, обсуждались, но в итоге остались только на бумаге.

Но нельзя исключать и того, что проект «Таджикистан — Афганистан — Туркменистан» окажется частью глобального проекта «Новый шёлковый путь», разработанного для Кабула в Вашингтоне. В опубликованном в марте нынешнего года ежеквартальном докладе, подготовленном для Конгресса США аппаратом специального инспектора по проектам реконструкции в Афганистане, указывается, что «Северный железнодорожный маршрут в Афганистане обеспечит для Узбекистана, Таджикистана и Туркменистана выход на мировые рынки через иранский порт Бендар-Аббас, а также создаст новый железнодорожный коридор для государств Центральной Азии, который будет свободен от влияния со стороны России и обеспечит им такой выход на мировые рынки, которого раньше никогда не было». Таджикистан в этом случае становится объектом геополитической игры, в которой железная дорога будет одним из козырей.

Виктория Панфилова

http://www.ekhoplanet.ru/newsection3328_3328_20141

Материалы по теме:

Эксперты Астанинского экономического форума дадут оценку евразийской интеграции
Белорусские элиты в поисках верного пути - Юрий Баранчик
Путь к новому союзу - Семён Уралов
Японцы ждут извинений от США за бомбардировку Хиросимы и Нагасаки

npb-logo-ru-1
ru_1

euraz_segodnea_11

banner_en_2013_1