Информационное обозрение

Мнения экспертов

Кто выиграл от обострения российско-турецких отношений? — Михаил Хазин

От всей этой истории точно выиграл Китай и «группа Клинтон», а также сочувствующие ей силы в мире, а проиграли Россия и Турция.

Я задумался над тем, как сложно дать более или менее внятное описание тех или иных принципиальных политических событий. Нельзя, как раньше, сказать: «США решили …», потому что нужно четко и внятно объяснить, кто имеется в виду под «США» — «команда Керри» или «команда Клинтон». А если вдруг в каком-то вопросе их позиции совпали, то это само по себе событие крайне важное и его нужно анализировать отдельно и в первую очередь. Аналогичные процессы, пусть и в меньшем масштабе, имеют место и в других странах (что мы еще увидим ниже), так что все усложняется еще больше.

Кстати, несколько слов о Клинтон и Керри. Если не вдаваться в тактические детали (например о том, что за первой — «Локхид-Мартин», а за вторым — «Боинг»), то системно стратегически их разводит отношение к будущему США в мире. Клинтон — за безусловное доминирование США. Откуда ресурс для этого, она не задумывается (в общем, это и не ее дело, конечно), и в этом ее главным партнером является клан «неоконов». Я уже несколько лет тому назад писал, что политическая система США сегодня разбита не на две группы («республиканцы» — «демократы»), а на четыре, поскольку в каждой из партий есть свои «изоляционисты» и свои «имперцы». И демократические «имперцы» (Клинтон) куда ближе к своим республиканским единомышленникам («неоконы»), чем к собственным «изоляционистам».

Разумеется, названия «имперцы» и «изоляционисты» достаточно условны, скорее, речь пока идет о тенденциях, чем об открытых курсах, но по мере усиления кризиса эти условности будут проявляться все сильнее и сильнее. А пока их можно учитывать следующим образом: условные «имперцы» готовы уничтожат любой региональный центр силы, даже еще до его оформления, а вот «изоляционисты» с такими центрами как раз работать готовы.

В общем, прочитав, наконец, новый обзор целиком, и получив общую картину описания событий с точки зрения западной прессы, я задумался, а можно ли на двух-трех страницах описать сложившуюся коллизию? И сейчас попытаюсь это сделать — описав кто выиграл, кто проиграл и кто за кого играет. Итак, у нас есть две партии в США, одна из которых (Клинтон) играет против Ирана и его коалиции, другая — за Иран (в частности, за снятие санкций), ее возглавляет госсекретарь Керри. Есть стратегическая тенденция на усиление российско-турецкого регионального центра силы, который не устраивает Евросоюз, но к которому терпимо относятся часть сил в США, поскольку он усиливает контр (пока не анти) китайские тенденции в тюркской Средней Азии. В то же время, часть сил в России и Турции, исходя их своих тактических интересов, выступают против этого альянса.

Есть Эрдоган, который, с одной стороны, понимает важность российско-турецкого сближения. Причем это понимание носит глубоко эшелонированное объективное основание: Турция 70-х годов была страной бедной (промпроизводство было ниже, чем у Болгарии), ее рост был связан с внешними рынками, прежде всего, Западной Европы (затем — ЕС) и России. И сохранить ее влияние можно только сохранив за собой эти рынки.

Именно по этой причине Турция рвалась в ЕС — и ее довольно жестко обломали в этом желании. Затем появилась идея восстановления (в том или ином смысле) Османской империи, которая, однако, натолкнулась на дикое противодействие исламской общественности. Дело в том, что в «старой» Османской империи ислам имел такой же статус, как в империи Российской — это было обычное министерство. Для нынешних деятелей политического ислама такая позиция стала бы сильным понижением — и по этой причине восстановление уже невозможно никак.

И что остается? А остается только Евразийский Союз. Как некоторое, пусть и отделенное будущее. Понятно, что форсировать вступление в ЕАЭС для Турции имеет смысл только после того, как для нее закроют рынки нынешнего ЕС, однако, если договор о зоне свободной торговли ЕС-США будет подписан, это событие произойдет достаточно быстро. Если нет — то медленнее. Но все равно произойдет.

С другой стороны, Эрдоган, которого крайне жестко «поддавливали» США, в рамках тактических схем принимал достаточно спорные решения в части взаимодействия с откровенными экстремистами. Впрочем, с учетом того, что их действия были направлены против Саудовской Аравии (регионального противника Турции) и Израиля (с которыми Эрдоган сильно поругался), понятно, что тактически у них много общего. Но тут что-то анализировать почти невозможно — события меняются с калейдоскопической быстротой. В любом случае, ссориться с Россией ему было совершенно не с руки.

А вот премьеру Турции Давутоглу это могло бы быть очень интересно — поскольку стратегия его пока не очень интересует (а может — и вообще не интересует), а очень хочется занять место Эрдогана в роли политического лидера. И если для решения этой задачи он выбрал в качестве партнера США (ну, точнее, некоторых влиятельных там персон из «правильного» клана), то вся картина становится прозрачной. Поскольку для России лидер Турции — Эрдоган (которого, кстати, турецкая армия, которую он несколько раз довольно жестко «чистил», не очень любит), то удар по российскому самолету приведет к ослаблению его позиции и внутри Турции, которая расстроится из-за экономических потерь. А проамериканское лобби в Москве обеспечит нужны «градус» антитурецких санкций и их экономическую направленность. И вот происходят известные события — и вся пресса в Москве начинает «наезжать» именно на Эрдогана — который, как восточный человек, не всегда может дать «задний ход», даже если понимает, то это целесообразно …

Ну и еще, если моя гипотеза верна, то на фоне серьезных проблем турецкого бизнеса, нужно поддержать Давутоглу — что мы и видим в заявлении лидеров ЕС (абсолютно проамериканских по сути) об «ускорении» процесса вступления Турции в ЕС. После переговоров с турецким премьером, разумеется. При этом сами США, в лице официальных заявлений, поддерживать Турцию так уж безоговорочно не стали — ровно потому, что это резко усилит влияние Китая в Средней Азии. Вообще, повторю еще раз, те силы в США, которые понимают, что «держать» весь мир они уже очень скоро не смогут (то есть отличные от «команд» Бушей-Клинтонов), не очень стремятся разрушать более или менее устойчивые региональные центры силы, пусть даже потенциальные.

В общем, от всей этой истории точно выиграл Китай и «группа Клинтон», а также сочувствующие ей силы в мире, а проиграли Россия и Турция. К слову, понимание этого обстоятельства дает некоторые основания для того, чтобы скорректировать политику России в отношении Турции. Если, конечно, даст проамериканское лобби уже в России.

Михаил ХАЗИН, президент компании экспертного консультирования „Неокон“, постоянный член Изборского клуба.

«Версия»

Материалы по теме:

Замена молдавского языка румынским уничтожает государственность Молдовы - Владислав Гросул
"Мене, текел, фарес" как основная формула урегулирования конфликтов на постсоветском прост...
Замороженная война. Как это было в Приднестровье - Максим Хрусталёв
Мирные хоббиты - Эдуард Лимонов

npb-logo-ru-1
ru_1

euraz_segodnea_11

banner_en_2013_1