Информационное обозрение

Аналитика

«Кирпичи» в фундамент международной безопасности — Юрий Андреев

 

Аббревиатура БРИКС (BRICS), обозначающая группу пяти стран  – Бразилии, России, Индии, Китая, Южно-Африканской республики – прочно закрепилась в современном политическом словаре. Когда задумываешься о значении этого уникального по многим параметрам объединения, приходит на ум, что по-английски BRICS звучит как bricks  — «кирпичи». Кирпичи в фундамент международной безопасности…

Впервые эти страны (вернее, первые четыре) были объединены в группу быстроразвивающихся в аналитическом докладе одного американского банка в 2001 году. Группа существовала виртуальное вплоть до 2005 года, когда заместители министров иностранных дел Китая, Индии, России и Бразилии впервые собрались вместе для консультаций, а в следующем 2006 году вопросы  практического сотрудничества уже обсуждали министры иностранных дел. Затем  частыми стали встречи представителей четырёх стран в Нью-Йорке, Женеве, Вене, Найроби — в городах, где работают учреждения ООН.

Первая короткая (всего 20 минут) неформальная встреча в верхах руководителей четырёх государств произошла в 2008 г. в рамках заседаний группы G-8.  После этого к работе подключились  министры финансов и эксперты.

Первая  полноформатная, уже официальная встреча глав государств и правительств «четвёрки» состоялась в 2009 г. в Екатеринбурге, а уже в 2011 г. к группе присоединилась Южно-Африканская республика и БРИК превратилась в БРИКС.

Основным критерием членства в группе является быстрое экономическое развитие входящих в неё стран и ещё, пожалуй, то, что это – крупные державы. Есть и политические измерение: государства-участники тяготеют к философии и практике многополярного мира, выступают за соблюдение принципов Вестфальской системы международных отношений, что подразумевает приверженность принципам государственного суверенитета, независимости и территориальной целостности государств.

Страны БРИКС придерживаются  внеблоковой политики, их объединение не направлено против других стран. В основу их совместной работы положены экономические проблемы, включая торговую политику, финансовые вопросы, проблемы энергетической  и экологической безопасности, сотрудничество в освоении космоса.

Уникальность группы заключается в том, что у входящих в её состав стран нет культурно-исторической общности – у них была очень разная история. У них разные экономические и политические системы, разную направленность имеет их внешняя политика.  Есть и другие факторы, затрудняющие более тесное сплочение: территориальные споры между КНР и  Индией; зависимость всех  стран БРИКС  от существующей глобальной финансовой системы, базирующейся на  американском долларе;  технологический разрыв между странами БРИКС и развитыми странами Запада; общее ощущение подавляющего  военного преимущества НАТО и прежде всего США в современном мире.

Однако тот факт, что эти страны, представляющие Евразию, Латинскую Америку, Африку, объединились в одну группу, что, несмотря на существующие между ними разделения, они начали совместную работу, для истории международных отношений  XXI века является уникальным. Можно утверждать, что страны БРИКС открывают новое измерение в развитии современной цивилизации.

По разным подсчетам, на группу БРИКС приходится 26-30% территории земной суши, 42-45% населения планеты, 14,6% мирового ВВП (и даже 25%, если считать по паритету покупательной способности национальных валют). Эти страны обладают колоссальными природными ресурсами. По многим расчётам, к 2050 г. они покажут очень серьезный рост по всем  экономическим показателям.

В марте 2013 года в Дурбане (ЮАР) прошла очередная, пятая встреча руководителей стран БРИКС. Прошла успешно, несмотря на некоторые организационные шероховатости и трудности в решении ряда финансовых вопросов.  В каком-то смысле эти значительные результаты вызвали даже нечто похожее на эйфорию (возникло предположение, что БРИКС может стать новой глобальной моделью мира, некоторыми экспертами  была высказана мысль о первоочередной приоритетности этой группы во внешней политике России).  Были выдвинуты предложения  расширить группу за счет приема в неё других государств, например, Турцию, хотя её членство в НАТО не может не настораживать: американские спецслужбы вырабатывают рецепты по расколу БРИКС, и участие в ее работе страны-члена НАТО в определенной мере помогло бы им в решении этой задачи (правда, наличие двух кипрских государств свидетельствует о том, что и НАТО  не всегда может  «дисциплинировать» своих членов.)

Особое значение имеет активное участие в работе БРИКС Китайской Народной Республики, одного из самых мощных в экономическом отношении государств мира. Развитие сотрудничества РФ с КНР в рамках БРИКС вносит неоценимый вклад в укрепление геостратегической стабильности России. К этому надо добавить совместную работу России и Китая в такой организации, как ШОС. Выход за пределы экономического сотрудничества в ШОС и в БРИКС, углубление политического и военно-политического взаимодействия  также создают позитивную международную динамику.

В то же время главным направлением российско-китайского сотрудничества остаётся двустороннее. Конечно, ныне сложно достичь уровня отношений между Москвой и Пекином, скажем, февраля 1950 года, когда между нашими странами был заключен союзный договор, но стремиться к этому можно и нужно, геостратегическим же приоритетом сегодняшнего дня полагать укрепление двустороннего стратегического партнерства.

При этом особое, я бы сказал, важнейшее место в расстановке приоритетов российской внешней политики принадлежит созданию Евразийского экономического, а затем и полноценного Евразийского союза.  Объединение в союз экономически, а затем  и политически крупнейших государств, ранее бывших частями СССР, создаст в мире новый центр силы, уравновешивающий и стабилизирующий международные отношения. Именно этого больше всего боится  Запад. А в деле евразийской интеграции на первом плане остаётся проблема российско-украинских отношений. Я бы вообще поставил российско-украинские отношения на первое среди приоритетов российской геостратегии. Без союза Российской Федерации и Украины и положение будущего Евразийского союза, и положение РФ в мире не может иметь той устойчивости, которая необходима нашим странам для решения важнейших проблем современности. 

Юрий Андреев

http://www.fondsk.ru/news/2013/05/25/kirpichi-v-fundament-mezhdunarodnoj-bezopasnosti-20678.html

Материалы по теме:

Геополитический выбор Молдовы и общественные настроения - Андрей Медведев
Внешняя политика для большинства? Новое измерение геополитического кода России - Игорь Окунев
Армяно-российские взаимоотношения в контексте евразийского диалога - Хачик Галстян
Черный май, или танки на Запад - Александр Дугин

npb-logo-ru-1
ru_1

euraz_segodnea_11

banner_en_2013_1