Информационное обозрение

Интервью

«Гагаузия не выживает. Она живёт» — Василий Каширин

Василий Каширин

Отсутствие внешних границ и относительно слабая экономика могут помешать Гагаузии стать полноправным членом Таможенного союза, даже если население республики проголосует за отделение от Молдавии, рассказал «Голосу России» заместитель директора Днестровско-Прутского информационного центра РИСИ Василий Каширин

Гагаузы хотят стать свободными от Молдавии. Автономия намерена 2 февраля провести референдум о независимости от Кишинева и о присоединении к Таможенному союзу. Какие последствия может иметь эта инициатива, «Голосу России» рассказал заместитель директора Днестровско-Прутского информационного центра РИСИ Василий Каширин.

— Может ли Гагаузская автономия получить независимость от Молдавии и в дальнейшем вступить в Таможенный союз?

— Нет. Я считаю, что в обозримом будущем, к сожалению, шансов на это нет.

— От кого это зависит и что является причиной?

— Прежде всего этому мешают геополитические причины, географическое положение Гагаузии, ее демографический потенциал. Экономический потенциал слишком невелик, незначителен.

— Такой игрок был бы выгоден Таможенному союзу?

— Таможенный союз — это экономический союз. С этой точки зрения Гагаузия слаба, она рассчитывает на экономическую поддержку. Это был бы очередной субъект для получения дотаций от Таможенного союза.

Я прекрасно понимаю Гагаузию. Граждане действительно настроены пророссийски, они боятся румынизации, боятся насильственной ассимиляции. Они говорят по-русски, как мы с вами. Они хотят быть с Россией, с восточным пространством, а не с «Восточным партнерством».

Но Гагаузия целиком находится внутри Молдавии, она не имеет никакого выхода наружу, это анклав. Приднестровье, на которое по-прежнему претендует Молдавия, граничит с Украиной, хоть и не имеет выхода к морю. У Гагаузии нет даже этого, поэтому говорить о возрождении независимой Гагаузской Республики, которая существовала до 1994 года, сейчас нельзя.

— Получается, что подобные заявления из автономии являются популистскими.

— В какой-то мере. С другой стороны, важно понимать, что не заявления провоцируют подобные шаги. В Молдавии сейчас очень важный год, решающий. Остался год до очередных парламентских выборов, год до предполагаемого подписания недавно парафированного соглашения об ассоциации с Евросоюзом.

Ожесточается борьба сил евроатлантической устремленности и проевразийских. Такое стремление элит Гагаузской автономии, подержанное населением, может сыграть мрачную роль и стать дополнительным грузом на двух чашах весов, которые сейчас находятся в шатком равновесии.

— Этот конфликт может выйти на военный путь? Насколько вероятен такой вариант развития событий?

— Слава Богу, до этого крайне далеко. В ноябре 1990 года Мирча Друк, премьер Молдавии, объявил поход на Гагаузию, могло состояться вооруженное противостояние, к этому тогда близко подошло. И только вмешательство МВД СССР не позволило случиться конфликту.

Сейчас всерьез никто, даже люди, считающиеся экстремистами, не говорят о возможности вооруженного конфликта. Сейчас все мирно и в Гагаузии, и в Молдавии. Все-таки у людей психология не воинственная, нет ни одной группы, которая хотя бы теоретически рассуждала о возможности насилия.

— Каковы основные источники финансирования Гагаузии? Понятно, что правительство Молдавии выделяет средства. А есть ли какие-то внешние игроки, которые вкладывают в Гагаузскую автономию?

— Как известно, гагаузы — это православные тюрки, их язык практически не отличим от турецкого. Турция всегда помогала Гагаузии образовательными и культурными программами, вкладывала в это некие суммы денег, незначительные даже по меркам автономии. Кроме образовательных и культурных интересов у Турции сейчас нет политических целей и планов по развитию сотрудничества с Гагаузией. Получается, что Гагаузия зависит от центральных властей Молдавии.

— Автономия сейчас выживает или живет?

— Она, безусловно, живет. Живет непростой, трудной жизнью. Люди готовы бороться за свое достоинство, за свой язык, за свою культуру, против ассимиляции, против румынизации. Это значит, что люди дорожат своей жизнью, своим прошлым и своей культурой. А это уже нельзя назвать выживанием. Это жизнь.

Марианна Ожерельева

rus.ruvr.ru

Материалы по теме:

Общественно-политическая активность молодежи СНГ направлена на евразийство - Андраник Никогосян
Евразийская интеграция - успехи и подводные камни - Ирина Корниенко
Соглашение Украины с ЕС не будет подписано - Сергей Глазьев
Украину ждёт воссоединение с Россией - Анатолий Вассерман

npb-logo-ru-1
ru_1

euraz_segodnea_11

banner_en_2013_1