Информационное обозрение

Аналитика

Гагаузия как пример «евразийства снизу» — Артём Бузила

Артём Бузила

 

Гагаузия – явление для Евразии сравнительно новое. Мы рассуждаем о внешнеполитическом выборе Украины, Молдавии, Армении, но порой совершенно забываем, что внутри этих государств имеются отдельные области, автономии, регионы, которые имеют альтернативную точку зрения на развитие страны.

В отличие от Приднестровья, которое по факту стало форпостом евразийства на постсоветских рубежах, Гагаузия как-то выпала из общей повестки.

Во-первых, в начале 90-х местный инцидент с провозглашением независимости завершился достаточно мирно — на фоне приднестровского кровопролития гагаузы пошли на сговор с молдавскими властями и добровольно реинтегрировались в Молдавию в формате автономного образования. Дальше дела пошли совсем тихо. С приходом же коммунистов гагаузской столице Комрату и Кишинёву и вовсе, кажется, удалось срезать острые углы.

Однако новый виток кризиса начался после прихода к власти в Молдавии «Альянса за европейскую интеграцию». Конфликт разгорелся в контексте румынизации страны: в Гагаузии и школьники, и чиновники отказывались учить неродной для молдаван (в смысле граждан Молдавии) румынский язык; кроме того, гагаузы не соглашались с начавшимся притеснением русского языка, который в автономии имеет официальный статус. Наконец, в свете провозглашения создания к 2015 году Евразийского Союза, в Гагаузии стали высказываться в пользу интеграции региона (и Молдавии в целом) в новое объединение.

Недавно мне довелось посетить круглый стол, организованный российским Фондом Горчакова при поддержке руководства Гагаузии. При всех противоречиях Гагаузия движется по правильному пути, что побудило нас обратить более пристальное внимание на регион.

Роль личности в евразийской интеграции

Процесс евразийского возрождения Гагаузии неразрывно связан с именем действующего гагаузского башкана Михаила Формузала. Он стал президентом в 2006 году, на фоне тотальной власти коммунистов, и проводил свою, независимую политику. В 2010 году он победил на выборах повторно, когда у руля уже были сторонники унии с Румынией.

Формузал зарекомендовал себя жёстким и бескомпромиссным политиком в отношении того, что касается интересов Гагаузии. Например, за годы «Альянса» неоднократно высказывался против унионистских маршей, против дискриминации молдавского языка и молдавской культуры (через переименование её в румынскую и навязывания румынской идентичности), против огульной проевропейской внешней политики.

Формузал выступил с предложением провести в Гагаузии референдум по поводу внешнеполитического вектора развития Молдавии, а именно — спросить народ, что он думает по поводу интеграции в Таможенный Союз. Однако инициатива гагаузских властей вызвала критику в Кишинёве. В частности, инициативу Формузала осудили лидеры провластных парламентских партий, а глава ЦИК Молдовы Юрий Чокан заявил, что автономия не имеет права проводить референдум относительно вопросов внешней политики. Но автономное гагазуское законодательство говорит обратное: регион вправе участвовать в выработке внешней и внутренней политики молдавского государства.

Тем не менее, референдуму не суждено было состояться: в Гагаузии вдруг разразился внутриполитическийкризис между Исполкомом (контролируется башканом) и парламентом (контролируется сторонниками проевропейской Демократической партии) — и идея как-то затихла. Впрочем, недавно Формузал лично пообещал «Однако» референдум по данному вопросу.

Молдавские палки в евразийские гагаузские колёса

Какие препятствия могут стоять между Гагаузией и евразийской интеграцией? Во-первых, Гагаузия не является суверенным государством. Да, это, безусловно, государство в государстве, гораздо более выраженное, чем тот же Крым на Украине. Но все же не имеющее суверенитета.

Следовательно, чтобы пойти наперекор Кишинёву, Комрату необходимо отделяться от Молдавии. Чего, конечно же, ни сейчас, ни в ближайшей перспективе не будет. Не те времена, не те тенденции. Да и отсутствует необходимость: 125 000 населения не смогут полноценно содержать себя.

Далее. Законодательные инициативы Гагаузии носят внутрирегиональный характер. Всё, что касается общемолдавских законов, на территории Гагаузии является обязательным к исполнению. Касается это и внешнеполитической линии Кишинёва. Следовательно, референдум о Евразийском Союзе, даже если он и состоится, может иметь только консультативный характер. Собственно, центральные власти могут к нему и не прислушаться. Вызовет ли это конфликт между центром и автономией? Возможно.

Внутригагаузские враги

Имеются, впрочем, у евразийской интеграции и внутригагаузские враги. И это отнюдь не Либеральная (Михай Гимпу) или Либерально-демократическая (Влад Филат) партии. Маскируются они под независимых депутатов, а на самом деле подконтрольны лидеру Демократической партии, экс-спикеру Мариану Лупу. Дело в том, что Лупу – единственный из проевропейских (прорумынских) политиков, имеющий влияние на Гагаузию. Его Демократическая партия тут популярностью не пользуется, однако через независимых депутатов он весьма основательно влияет на местную политику.

В частности, депутаты Лупу имеют большинство в местном парламенте, а спикером гагаузского парламента является тяготеющий к главному демократу Дмитрий Константинов. Козырем Лупу, впрочем, является Николай Дудогло – мэр Комрата, главный противник Формузала, по сути, второй по популярности политик в автономии. Дважды, впрочем, проигрывавший Формузалу президентские выборы.

Отметим, что подконтрольные Дудогло депутаты недавно едва не инициировали процедуру импичмента Формузалу. Башкана обвинили в нерациональном использовании — внимание — российской гуманитарной помощи. И это при том, что подконтрольные Демпартии депутаты всячески отдаляют Гагаузию от России своими действиями, а точнее, бездействием, игнорированием и замалчиванием проевразийских инициатив Формузала.

***

Гагаузия для Евразии до сих пор является краем неизведанным, в чём-то непонятным. Однако это прекрасный пример «евразийства снизу», когда регион, к которому никогда не было приковано внимание России или других евразийских государств, сам проявил инициативу к интеграции. Конечно, можно судить Гагаузию за ошибки, допущенные в информационном, агитационном поле. Можно судить Формузала за то, что не отстаивает идею интеграции, в том числе и ценой собственной карьеры.

Но вопрос — часто ли Гагаузия фигурирует в повестке дня евразийской интеграции у российского, белорусского, казахстанского истеблишмента? Кто обучал её? Может быть, подсказывал? Направлял?

Вот и я о том же.

Материалы по теме:

Российские инвестиции и евразийская интеграция - Сергей Васильев
ВИДЕО: Базовое соглашение с ЕС должно учитывать реалии евразийской интеграции - Владимир Путин
Сценарии восстановления целостности Средней Азии - война либо интеграция - Сергей Масаулов
«Мягкая сила» русской цивилизации на постсоветском пространстве - Алексей Богачёв, Максим Лагутин

npb-logo-ru-1
ru_1

euraz_segodnea_11

banner_en_2013_1