Информационное обозрение

Интервью

Европа не заменит нам Евразию — Владислав Гулевич

Владислав Гулевич

 

Интервью с экспертом журнала МИД РФ «Международная жизнь» политологом Владиславом Гулевичем

— С какими странами Украине стоило бы строить более тесные отношения?

— В первую очередь, с бывшими республиками СССР – Россией, Белоруссией, Казахстаном. У нас общая история, общие проблемы и решать их надо сообща.

Евроинтеграция не заменит нам интеграцию евразийскую. Есть такое понятие как культурно-цивилизационный код – комплекс политических, этнокультурных, мировоззренческих механизмов, в соответствии с которыми народ выстраивает свои отношения с внешним миром. Эти механизмы формируются на протяжении тысячелетней истории народа, и враз заменить свой код на чужой не получится. Вот почему нельзя сегодня захотеть и сегодня же начать жить как наиболее обеспеченные страны. Ведь эти страны живут в соответствии со своим культурно-цивилизационным кодом.

Постсоветские республики развивались в едином цивилизационном пространстве, а сегодня их хотят растащить в разные стороны. В наших интересах не позволить это сделать, и использовать весь потенциал наших взаимоотношений.

— Каковы перспективы развития украинско-польских отношений?

— Важно понимать, что Польша заинтересована в независимой Украине, не как в таковой, а как в буфере, отделяющем Польшу от России. Польский геополитик Влодзимеж Бончковский писал, что даже если бы украинцы представляли собой не нацию, а этнографическую массу, поляки должны посодействовать возникновению украинской национальности, отдельной от русских. Почему? Потому что, как выразился Бончковский, «украинец, лишённый своей украинскости, это политический русский».

Поэтому Варшава будет придерживаться всегда курса на ослабление украино-российских связей, что самой Украине вовсе не выгодно. Чем дальше будет Украина от Белоруссии и России, тем это выгодней Польше с геополитической точки зрения.

Следовательно, Польша будет стараться сблизить Украину с ЕС, и отдалить её от СНГ.

Но украино-польские отношения – это клубок противоречий. Поляки помнят Волынскую резню 1943 года, устроенную ОУН-УПА, и болезненно относятся к фактам героизации таких особ, как Бандера или Шухевич. Это не способствует нормализации польско-украинских отношений.

Также следует учитывать политику польского премьера Дональда Туска, который стремится частично сгладить противоречия в отношениях Варшавы с Москвой и стать третьим звеном в геополитической связке Берлин-Москва. Пока Польша занималась иррациональной русофобией, Москва и Берлин занимались экономикой. Поняв это, Туск думает больше об экономике, чем о русофобии.

На Украине тоже есть политические силы, сделавшие русофобию своей визитной карточкой. Так вот это – прыжок назад, а не вперёд.

— Как можете охарактеризовать политический процесс на Украине?

— Если смотреть на вещи здраво и без конъюнктуры, следует отметить, что в советские времена Украина пребывала в гораздо лучшем состоянии, чем сейчас. Мы находимся на стыке цивилизационных плит: западно-католической и русско-православной, причём большая часть Украины находится в границах русско-православной цивилизации, а небольшая часть – Западная Украина – в границах западно-католической.

Границы цивилизаций не совпадают с границами государств, и это несёт определённые риски. О конфликте цивилизаций писал американский социолог Сэмюэл Хантингтон в своём знаменитом труде «Столкновение цивилизаций». Украина ощущает это на себе, когда запад и восток страны не могут прийти к согласию, что мы и видим на нашей внутренней политической сцене.

Мой прогноз таков: нестабильность, как политическая, так и экономическая, на Украине будет сохраняться и впредь. Нет никаких предпосылок для улучшения ситуации. Перманентное пребывание в одиночном плавании, наедине с собой, Украину погубит.

Необходимо восстанавливать экономические отношения, связывавшие нас некогда с республиками СССР – Россией, Белоруссией, Молдавией, Казахстаном. Но это уже вопрос геополитики, и не всем сильным миром сего это понравится. Американские аналитики, не стесняясь, пишут, что для сохранения гегемонии США в Восточной Европе важно не допустить сближения трёх славянских столиц – Москвы, Киева и Минска.

Получается, что свою гегемонию американцы будут обеспечивать за наш счёт, так как нам, как раз, крайне желательно стать ближе.

— Развитие событий в какой из постсоветских стран Вам кажется наиболее удачным? Или неудачным?

— Удачным мне не кажется развитие событий ни в одной из послесоветских республик. После развала СССР мы пережили целую череду войн и конфликтов: Приднестровье, Чечня, Таджикистан, Абхазия, Карабах, Южная Осетия. Это значит, что мы слабы, потому что сильные государства воюют на чужой территории, а слабые – на своей.

Но важно понимать, что вечных границ не бывает. Немецкий геополитик и географ Фридрих Ратцель сравнивал границы с биологическими организмами: границы перемещаются, сжимаются, расширяются. Государство «дышит» границами, то делая вдох (сужая свои границы вследствие захвата части территории чужаками), то делая выдох (расширяя границы до прежнего предела, а то и дальше, отбрасывая чужаков).

Поэтому не надо думать, что границы Украины будут всегда такими, как сегодня. Они не были такими ещё 60 лет назад, до присоединения Крыма к Украинской ССР, и могут стать совершенно другими ещё через 60 лет.

Иногда внукам приходится жить в других границах, чем их дедам. История – это не события на два года назад, а геополитический прогноз – это не предсказание событий на два года вперёд. Французский историк Фернан Бродель говорил, что надо оценивать историю той или иной страны на протяжении, как минимум 500 лет, и тогда мы поймём, почему эта страна оказалась в той ситуации, в которой мы знаем её сегодня.

Обстановка в мире нестабильная, и это может отразиться и на Украине. Поэтому наши руководители должны думать не «от выборов до выборов», а эпохально, как думают правители Китая, на пятьдесят – сто лет вперёд. Посмотрите на мощь Китая, и вы поймёте, насколько это важно.

Неудачниками среди послесоветских стран считаю Молдавию и Прибалтику. На первый взгляд, эти страны различаются разительно: в Молдавии бедность, в Прибалтике – достаток. Но что брать за точку отсчёта?

Да, экономическая ситуация в Прибалтике лучше, чем в Молдавии, но сегодня латышская и эстонская культура – под угрозой исчезновения. Если в советское время численность латышей и эстонцев увеличивалась, то сейчас катастрофически уменьшается. Молодёжь выезжает за рубеж, где и остаётся. Падает рождаемость. Многие прибалтийские социологи бьют тревогу, что лет через 30-50 латышей и эстонцев может вообще не оказаться. А тут ещё давление со стороны Евросоюза, заставляющего Ригу и Таллинн принимать законы, подрывающие основы семейной жизни (однополые браки и т.д.).

Получается парадокс: в «тоталитарном» СССР культуре прибалтийских народов ничто не угрожало, а в демократической Европе им грозит поглощение.

Нам важно не повторить ошибок прибалтов.

Сегодня. Ру

См. также:

Материалы по теме:

Стремление Украины вступить в Евросоюз повлечет за собой серьезную потерю роста ВВП - эксперты
Евразийский выбор Украины зародился под Киевом
Евразийская интеграция Украины: препятствия и перспективы - Сергей Пантелеев
Евразийская интеграция - необратимый процесс - Андраник Никогосян

npb-logo-ru-1
ru_1

euraz_segodnea_11

banner_en_2013_1