Информационное обозрение

Аналитика

Евразийский проект в Украине — за и против — Олег Сюмко

 

Как известно, основой создаваемого Казахстаном, Белоруссией и Россией Таможенного союза являются четыре вида свобод: свобода движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы. Декларативно Союз носит исключительно экономическую подоплеку и является результатом стремления стран в него входящих усилить свои экономические позиции на мировой арене путем регионального интеграции. При этом Москва считает необходимым его дальнейшее расширение за счет других стран СНГ, и в первую очередь Украины, крупнейшей постсоветской экономики.

В конце апреля 2013 года в Государственной думе РФ прошли большие слушанья по вопросам евразийской интеграции, в ходе которых развернулась полемика между Виктором Христенко и Сергеем Глазьевым относительно перспектив дальнейшего расширения Союза. В ходе диалога были озвучены два подхода.

Христенко предлагает менее строгую процедуру членства в ТС, допускающую промежуточный статус «наблюдателей». Предполагается, что интеграционный процесс будет идти постепенно и со временем все в большей степени вовлекать страну в деятельность ТС. Надо отметить, что правительство Николая Азарова проявляет большой интерес именно к данному статусу, считая его наиболее приемлемым для Украины.

Подход Глазьева, более твёрд, требует однозначного выбора страной кандидатом своего вектора развития, и предусматривает исключительно статус полноценного участника. Глазьев считает, что промежуточные статусы сделают участие страны в ТС фиктивным, удобным для политического популизма. Попросту говоря, если это будет выгодно, Киев будет требовать для своих производителей защитных преференций, если нет, то просто саботировать общие решения, прикрываясь статусом наблюдателя. Кроме того, статус наблюдателя позволит Киеву манипулировать ожиданиями пророссийского электората.

Украинский вопрос, по сути, становится первой внешнеполитической задачей Таможенного союза, так как этой осенью руководство Украины планирует заключить с Евросоюзом договор об «ассоциации». С точки зрения Глазьева, европейский договор за счет процедурных механизмов лишит Украину возможности полноценного членства в ТС. Важно отметить, что Глазьев не только продекларировал свою позицию в евразийских СМИ (в России, Беларуси и Казахстане), но и поехал с ней в Украину. Так вопрос внешнеполитического самоопределения Украины стал первым испытанием для евразийских политиков. Это стратегическая задача, для решения которой обозначены сроки, очевидны ресурсы, и самое главное есть четко выраженный конкурирующий проект, носители которого даже в большей степени, нежели «евразийцы» готовы идти на конфронтацию, с целью удержать ранее полученное превосходство.

Глазьев не первый кто сделал актуальным вопрос евразийской интеграции в украинском медиапространстве, однако, он, пожалуй, первый евразийский политик, обратившийся напрямую к гражданам Украины и её политической элите. Оценить эффект его выступления достаточно сложно, но стало очевидно, что практически ни одна политическая партия Украины не поддерживает сегодня евразийский вектор интеграции.

Предпочтение движению в Евросоюз отдается даже вопреки традиционной украинской политики многовекторности. Подготовка к подписанию договора об ассоциации, стала для политических элит Украины первоочередной задачей, достижение которой примирило даже ярых противников из Партии регионов, «Свободы» и Блока Юлии Тимошенко. Исключением из столь монолитной позиции явилась лишь Коммунистическая партия Украины, а также общественное движение «Украинский выбор» Виктора Медведчука. На сегодняшний момент складывается впечатление, что договор об ассоциации всё же будет подписан, слишком не равны силы сторонников и противников (17 мая на передаче у Савика Шустера даже коммунисты высказались в том же ключе).

С другой стороны Европа, кажется, готова закрыть глаза на тюремное заключение Тимошенко. В информационном поле Украины, пожалуй, только общественное движение Медведчука не только занимает последовательную и уверенную позицию относительно необходимости евразийского вектора интеграции, но и ведет соответствующую агитацию.

Обсуждение предложений Глазьева выявило в проекте Таможенного союза неочевидный ранее дефицит информационно-пропагандистского обеспечения. К примеру, экономические аргументы не принимались на уровне эмоций: оппонирующий Глазьеву вице-премьер Сергей Тигипко открыто заявил, что цифры для него не имеют значения. Дело в том, что создатели ТС, как любой компромиссной бюрократической структуры, не стали дополнять экономические вопросы политическими и культурными маркерами, так называемыми «свободами» и «ценностями». По-видимому, страхи быть обвиненными в реставрации СССР взяли верх на данном этапе, однако, как показала начавшаяся в украинском обществе дискуссия именно культурные, более того ценностные факторы выдвигаются на первый план в полемике о внешнеполитическом выборе Украины. Важно вспомнить, что в ходе событий оранжевой революции 2004-2005 годов, сторонники президента Виктора Ющенко одержали победу во многом благодаря европопулизму, оперируя ценностными лозунгами, в то время как позиции Януковича, базировавшиеся на экономическом рационализме, потерпели поражение. В похожую ситуацию попали и сторонники Таможенного союза.

Экономические аргументы сталкиваются, как правило, с идеологическими возражениями. Интеграция в Евросоюз воспринимается, как ценностный выбор, при этом никого не смущает отсутствие каких бы то ни было обязательств со стороны ЕС относительно перспектив полноценного членства Украины. Сложное положение в экономике страны диктует более осторожный подход. Но прозападные политики готовы идти по пути деиндустриализации страны. Причина достаточно проста — их личный доход ни как не связан с промышленностью. Однако согласятся ли на это два наиболее влиятельных украинских промышленника Дмитрий Фирташ и Ренат Ахметов? Однако они до сих пор не озвучили свою позицию в рамках разгоревшейся дискуссии. Необходимо понимать, что дальнейшее сближение с ЕС начнет наносить вред, прежде всего восточным регионам Украины. Так как ликвидация промышленности западных регионов страны уже фактически свершившийся факт еще в 1990-е. Возможно, что даже такой последовательный сторонник евроинтеграции как Пётр Порошенко способен изменить свою точку зрения, если интересы промышленника найдут точку пересечения с интересами политика.

С другой стороны, симпатии населения не совпадают с чаяниями финансово-промышленной элиты. В «украинском мире» количественно преобладает население восточных промышленно развитых регионов, и они положительно относятся к ТС. Как обратил внимание один из экспертов — даже провинциальная Горловка Донецкой области по населению превосходит западный областной центр Ивано-Франковск, поэтому доля «восточного» электората всегда будет определяющей. Не стоит забывать известную украинскую мудрость, чтобы прийти к власти в Украине политику надо дружить с Россией. Поэтому Виктор Янукович, в случае наличия амбиции на второй президентский срок, вполне возможно решится пойти с Москвой на второе «издание» харьковских договоренностей, теперь по теме интеграции.

Учитывая позицию украинского общества важно помнить, что Евросоюз, несмотря на существование длительных дорогостоящих программ информационной поддержки, по-прежнему воспринимается не так однозначно. Длительный процесс движения в Европу, отсутствие гарантий членства, высокомерие еврочиновников, постоянно расширяющих список требований, в известной степени подточили веру украинцев в целесообразности западного вектора развития. Предстоящий договор об ассоциации с ЕС не дает Украине ни каких прав, а лишь налагает на неё дополнительные нагрузки, лишая части суверенитета. Но самое главное он фактически лишает Украину субъектности, низводя страну до сервильной позиции.

Ситуация консенсуса политических элит на фоне сомнений народа, придает особо важную роль именно общественным и гуманитарным объединениям Украины, которые на фоне постоянно меняющейся политической конъюнктуры, показали способность занимать последовательную позицию. Возможность украинских общественных организаций сформулировать евразийскую стратегию для своей страны, которая бы раскрывала в том числе роль Украины и в Таможенном союзе — вот задача которую Москва могла бы стимулировать силами неформального влияния. Для этого, среди прочих незадействованных механизмов, необходимо расширить присутствие евразийских политиков в украинских медиа, за счет привлечения представителей Белоруссии и Казахстана. Видные представители последнего, в отличие от белорусов, на сегодняшний день практически неизвестны Украине, но они могли бы подчеркнуть серьезность перспектив Таможенного союза и снизить беспокойства вызванные политическим доминированием России в новом объединении. В конце концов, свобода движения товаров, капитала и рабочей силы в пока условном евразийском объединении уже не меньшая, чем в европейском.

Олег Сюмко — политолог

http://www.politcom.ru/article.php?id=15821

См. также:

Материалы по теме:

Стремление Украины вступить в Евросоюз повлечет за собой серьезную потерю роста ВВП - эксперты
Молдавский полигон для европейских извращений - Артём Хачатурян
Меморандум между Украиной и ТС о предоставлении Киеву статуса наблюдателя может быть подписан 29 мая...
Евразийская интеграция Украины: препятствия и перспективы - Сергей Пантелеев

npb-logo-ru-1
ru_1

euraz_segodnea_11

banner_en_2013_1