Информационное обозрение

Аналитика

Евразийская политология: идея Сверхусилия и бытовые вопросы — Семён Уралов

 

Так уж вышло, что в третий раз фильм Легенда №17 я посмотрел в Тирасполе. Первые два раза посмотрел в один день. Не писал рецензии к фильму, потому что сказано много и правильно — добавить практически нечего.

Но Легенда №17, как и любой фильм, дело рукотворное — следовательно, его можно разложить на диалоги, сюжетные линии, в каждой из которых понять завязку, кульминацию и развязку. Ну и, наконец, каждая из линий, которая «берет за душу», развивается по законам в том числе и литературного жанра.

У меня фильм Легенда №17 вызвал еще и профессиональный интерес, потому что в ближайшие несколько лет запрос на создание и развитие союзных образов будет одним из основных культурно-политических трендов. Поэтому я бы рекомендовал всем пиарщикам, политтехнологам и политконсультантам, специалистам по PR, имиджмейкерам, рекламистам, маркетологам и остальным ремесленникам общественного мнения присмотреться к Легенде №17 с практической точки зрения. Это безупречный проект, из которого можно черпать готовые решения.

Поэтому в третий раз — пока фильм идет на большом экране — я решил посмотреть Легенду №17 в Тирасполе. Во-первых, потому что интересно, как организованы кинотеатры на евразийской периферии и что за люди ходят в кино, как реагируют и прочее. Во-вторых, за компанию со мной пошли двое молодых сотрудников приднестровского МИДа Мария и Владимир — 23-летние коллеги, которые совершенно не успели пожить в Советском Союзе, — и соответственно у них совершенно свой взгляд. Описывать реакцию не буду — скажу лишь, что и Мария, и Владимир собираются сходить на Легенду №17 во второй раз.

Идея Сверхусилия и бытовой комфорт

Очень приятно смотреть хороший фильм в удобном кресле современного кинотеатра. Особенно если фильм, как Легенда №17 — про Сверхусилие, когда главный герой должен победить сам себя. Под поп-корн с пивом тренировки Харламова и методы Тарасова — отличное зрелище.

Итак, идеология Союза строится на посылке безусловного героизма — когда каждый из нас должен перебороть самого себя. Часто это показывают на примере войны, когда герой помещен в экстремальные условия. Иногда пограничные условия создаются в околокриминальной среде, как, например, в моем любимом постсоветском боевике Брат 2. Спорт — это тоже идеальная среда для того, чтобы показать Сверхусилие. Где-то, как, например, в прошлогоднем фильме Матч, который продюссировали авторы Однако Дмитрий Куликов и Тимофей Сергейцев, объединили войну и спорт. Что создало свою атмосферу для раскрытия образа сверхусилий.

Но важно сейчас другое. Наши кинематографисты очень правильно ухватили идею Сверхусилия, и можно предполагать, что далее мы увидим новые отечественные работы, которые посоревнуются с Легендой №17. И это правильно.

Однако есть одно но. Идея Сверхусилия — это, безусловно, правильная идея. Идея, которая позволяет побудить к действию тех самых пассионариев, о которых писал евразиец Лев Гумилев, — людей, готовых на поступок.

Однако общество не состоит сплошь из пассионариев. Остальная масса готова смотреть, соглашаться и аплодировать идее Сверхусилия. Но соглашаться и аплодировать масса хочет в удобном кресле кинотеатра Тирасполь с пивом и соленым попкорном. Нравится это кому-то из поколения 40+ или нет, но такова реальность. А то, что такая модель поведения не нравится этому поколению и оно ворчит, мол, «в наши времена было по-другому» — так это обычное поколенческое ворчание. Тургенева просто не забывайте перечитывать, «Отцы и дети» называется, напоминаю.

Для нас важно другое: вся критика идеи Сверхусилия строится как раз на бытовом уровне. Мол, не всем быть чемпионами жизни, кому-то надо и простой жизнью жить. Да и давайте будем честными — последний Союз погубило как его простое бытовое неудобство. В массовом сознании бытует штамп, что Страну променяли на джинсы. Страну-то, может, и променяли, но вот советские джинсы реально были паршивыми.

Я прожил в СССР 12 лет своей жизни. И прекрасно помню страшный ступор в сфере бытовой жизни. Человек в бюрократической системе плановой социалистической экономики превращается в приложение к справке, прописке, сберкнижке и командировочного удостоверения. Это факт. И это очень неудобно.

Наш коллега Анатолий Вассерман утверждает, что построение плановой социалистической экономики станет возможно без потерь в виде бытовых неудобств. Сегодня для этого не хватает производственных мощностей современных компьютеров, но совсем скоро это будет возможно. И любые экономические процессы, начиная с макро- и спускаясь до микро- уровня, можно будет планировать в реальном времени. Говоря языком примеров: если в Тирасполе или Ужгороде в магазине не будет хватать 90 банок консервированного камчатского краба, то производитель в Петропавловске-Камчатском узнает об это моментально. Плановая экономика будет чем-то сродни нынешним интернет-магазинам 999 уровня — где вся внутренняя логистика происходит минуя Человека. И он не превращается в приложение к справке, военному билету и сберкнижке.

Однако с чем мы имеем дело в реальности? Современные государства Союза и национальные республики — не самые удобные в бытовом плане государства. Начиная с обмена валют по паспорту, собиранию справок в садик, кучи обязательных к предъявлению документов и заполнение бессмысленных миграционных карт при пересечении границы. К чему это все? Зачем? Современные методы информатизации позволяют это все сделать намного удобнее и проще.

Вопрос на самом деле лишь в воле и технологиях.

Чему стоит учиться у Приднестровья

Большинство наших сограждан не выезжает за пределы своего города и области. В лучшем случае, существует межобластная коммуникация, но чем дальше на Восток, тем она менее интенсивна. Мы перестали ездить друг к другу в гости. Господствующая идея примата Личной жизни вообще не предполагает такой формат общения как «гости». Жить надо в отеле, никого не надо напрягать и все такое. Это нормы, задающиеся современными культурными образцами. Что в кинематографе, что в литературе, что в телевизоре, что в интернете.

Мы зачастую не представляем, что где-то могли зародиться другие формы хозяйственных отношений. Где государство намного комфортнее для человека, но при этом сами жители этого даже не ценят, потому что привыкли. Поэтому нам просто необходимо изучать уникальный опыт, потому что его можно масштабировать в рамках всего Союза.

Перейду к примерам. Так, в Тирасполе, оплачивая в кассе подключение мобильной связи, вы можете совершить расчет в любой(!) валюте. Рубль, рубль приднестровский, украинская гривна, доллар США, Евро, молдавский лей, японская йена — вам не надо бегать и искать обменник, чтобы расплатиться исключительно в национальной валюте. Да, кто-то может сказать о том, что это непатриотично. Но разговор сейчас не об этом. Действительно, для всей России, например, такая система и не нужна. Но, например, для Брянска и Ростова, имеющих активные экономические связи с Украиной, или для Владивостока, интегрированного с китайской и японской экономиками, такой сервис был бы весьма кстати. Также как для Харькова на Украине или для Бишкека в Киргизии.

Не хватает воли и ума наладить такую простую систему мультивалютных расчетов — приглашайте специалистов из Тирасполя, запускайте на региональный рынок Приднестровские банки. Им тоже необходимо активно ездить по Евразии.

Двигаемся дальше. Каждый приезжающий в Приднестровье больше чем на 3 дня должен зарегистрироваться по месту жительства. Казалось бы, неудобная советская норма, которая по идее должна напрягать. Однако конкретно в ПМР она сведена до минимума и заключается в визите в УВД города или района, куда ты прибыл. Сдал паспорт на пару минут, внесли в базу данных о месте проживания — и свободен. Все бесплатно и никаких справок. Действительно, когда участковый знает, кто приезжает в район его ответственности, обстановка будет намного спокойнее. Что опять-таки удобно — как для жителей и приезжих, так и для участкового.

Например, в России регистрация превращается в кучу ненужных формальностей вроде символической официальной оплаты, которую обязательно нужно сделать в банке. Ничего сложного, но полдня убьешь, а с учетом перерывов на обед и очередей — можно и целый.

Можно еще привести Приднестровский пример удобного лицензирования частных извозчиков и таксистов, которая заключается в символической плате чуть более 500 российских рублей в месяц, после чего любой гражданин на своем автомобиле сможет заниматься частным извозом легально. Но попадает в общую базу данных. Что опять таки удобно для государства, потому что существует база данных ДТП и правонарушений. Ничего сложного. Простейшие информационные технологии при наличии политической воли.

Данные примеры на самом деле лишь иллюстрация того, что идея Сверхусилия для пассионариев не может и не должна мешать простым управленческим решениям в сфере бытового удобства. В конце концов, многие люди принимают осознанное решение уехать в свой внутренний Чебаркуль и не возвращаться оттуда. Каким бы он ни был, это тоже выбор, и его надо максимально использовать с пользой для страны. К тому же, идея Сверхусилия для самого государства заключается как раз в том, чтобы могли реализоваться как те, кто готов работать над собой, так и те, кто оказался слаб, ленив и просто хочет удобной жизни.

Семён Уралов, шеф-редактор проекта «Однако. Евразия»

«Однако»

Материалы по теме:

Евразийская интеграция Приднестровья: взгляд из Москвы - Василий Каширин
Свет веры Западу глаза режет - Александр Горбатов
Украина между ЕС и ТС - Сергей Миркин
Путь к новому союзу - Семён Уралов

npb-logo-ru-1
ru_1

euraz_segodnea_11

banner_en_2013_1