Информационное обозрение

Аналитика

Дугин в Кишинёве, или Реабилитация традиционалистского дискурса — Юрий Рошка

Юрий Рошка и Александр Дугин

 

Советский коммунизм уже умер. Американский глобализм — ещё нет. Мы боролись против первого. Сегодня настало время устоять перед вторым.

17 июня 2013 г. в Кишинёве произошло событие исключительного масштаба для академической и общественной жизни нашей страны. Известный русский мыслитель, философ, социолог и геополитик Александр Дугин был специальным гостем Народного Университета. Те, кто прочёл хоть некоторые работы этого учёного международного уровня, легко поймут, что пребывание Дугина в Кишинёве  обладает особой значимостью. А тот, кто имеет хотя бы общее представление о культурной географии,  к которой принадлежит Александр Дугин, об объёме его трудов, переведённых на десятки языков, о множестве его публичных лекций по всему миру,  проводимых на разных языках, об интеллектуальном престиже этой гигантской личности, наверняка поймёт особый смысл данного события.

Прибытие Дугина в Кишинёв с частным визитом по приглашению скромной академической инициативы,  коей стал Народный Университет, который мне удалось поставить на ноги совсем недавно, является и свидетельством международного признания наших усилий, направленных на возвращение в публичную сферу христианских, традиционных и консервативных ценностей. В настоящее время, когда в Молдове доминируют две устаревшие парадигмы, коммунистическая и либеральная, а публичные дебаты сводятся к восхвалению достоинств  Евросоюза, находящегося в процессе ускоренного духовоного, институционного и экономического разложения, и,  с другой стороны,  к культивированию ностальгии по усопшему СССР, те, кто понимает, что оба проекта мертвы в одинаковой мере, могут быть сочтены по пальцам. Правда, свидетельство о смерти СССР было оформлено еще два десятилетия назад, а ЕС пока находится в его ожидании. Но, рассматривая их в более широкой исторической перспективе, обе версии прометеевского человека, экономического детерминизма, возвышенных в ранг религии  идеологий, в одинаковой мере приговорены к исчезновению. Между советским прошлым и европейским будущим, те, кто обладают глубоко духовным мировоззрением и призванием вникать в смысл истории,  выбирают другой путь.  Это — путь возврата к Традиции, к нашим христианским корням, к духовному объяснению этих отклонений, толкающих нас в плоскости, разрушительные для наших обществ.  Коммунистический эксперимент потерпел крах раньше,  чем либеральный. Среди основных причин этого провала – использование террора, идеологического прессинга и материальных ограничений. Симметричный и комплементарный по отношению к коммунизму  проект, либерализм, действует более тонко,  устраняя всякие ограничения, соблазняя сладкой отравой потребительства и сакрализацей  денег.

Во времена, когда в нашем обществе почти все ещё оставались заложниками коммунистической иллюзии, я был среди тех, кто энергично оспаривал её. И тогда, и сегодня  на меня смотрели как на эксцентрика, как на человека,  потерявшего чувство реальности и даже инстинкт самосохранения,  коль скоро я решился идти против общего течения и даже против режима.  Что же побудило меня стать на этот путь, открыто воспротивиться режиму и доминирующей идеологии? Это было шокирующее открытие, что живу в несправедливом мире, который я отверг напрочь, без оговорок, и не имея гарантий, что в конечном итоге удастся одолеть казавшуюся всесильной власть. Однажды открывши правду, я почувствовал острую необходимость стать отрицателем. Слово «НЕТ» стало ключевым термином, которым мы руководствовались. Мы решили, что так более продолжаться не может, что  натерпелись сполна. В те времена для нас единственной альтернативой была западная модель. Безусловно, в той мере, в которой мы понимали, что такое либеральная демократия, правовое государство, рыночная экономика, частная собственность и права человека. Наши публичные собрания проходили под знаком западной модели, принятый путь был безальтернативным, примерами для подражания были США и ЕС. Процесс национального возрождения основывался естественным образом на достижении права разговаривать на нашем языке и на возврате латинского алфавита. Но, в силу наших предубеждений, унаследованных от коммунистического атеизма, культура заняло место культа. И, хотя параллельно происходило наше духовное возрождение, мы учились произносить молитвы, носить иконы на наших митингах и поднимать храмы, должно было пройти еще двадцать лет для того, чтобы понять, что мы,  устремившись из одной антихристианской реальности, попали в другую,  ещё более враждебную Богу.

Итак, от советской версии, выдавшей нам “one way ticket” (билет в одно направление) в коммунизм на пути последовательного исторического становления, мы оказались в западной версии дороги с односторонним движением, — в либеральном глобализме. Красная химера рассеялась, но была незамедлительно заменена многоцветным миражом «общества спектакля». Мы бежали как от чумы от системы, которая угнетала нас путем насилия, а оказались в приёмной другой системы, порабощающей нас посредством соблазнов и  очаровывания материальным изобилием. Сегодня наше общество еще остаётся под властью либерального мышления, пользующегося массивной поддержкой Запада. Псевдоэлиты, которые тесно заполнили государственные, политические,  экономические и медийные верхи, пребывают в счастливой ипостаси бессознательных имитаторов нового течения мысли, ставшего догмой в публичном дискурсе. Старая советская номенклатура была заменена другой, ещё более деградированной. Той самой,  которая сегодня вещает нам о Евросоюзе как о новом «земном Рае»,  который якобы ожидает нас с распростёртыми объятиями.  Нам твердят о глобальном мире, в котором, якобы,  осуществиться наша историческая судьба. Глубинные аспекты духовного, философского, геополитического и этносоциологического характера ускользают от довольно поверхностных интеллектуальных упражнений дежурных выступающих, застрявших в зоне психологического комфорта, столь приятного для когорты попугаев без малейшей проницательности из ряда местных VIP. В атмосфере всеобщей экзальтации в верхах общества по поводу нашей скорой и неминуемой европейской интеграции, и тотальной безнадёжности абсолютного большинства простых людей из-за лишений, несправедливости и коррупции, академический и публицистический консервативный дискурс может показаться сущим сумасшествием.

Но именно это я с настойчивостью продвигаю на курсах Народного Университета. Я пытаюсь помочь моим молодым слушателям понять,  что именно с нами происходит и почему, открыть им новый горизонт мышления, основанный на трудах самых значимых румынских, русских и западных мыслителей. Преодоление интеллектуальной инерции, штампов, поверхностных интерпретаций действительности, выход из паутины массовой культуры и обыденного мышления, умственный и интеллектуальный рост являются целью моего курса «ВИДЕНИЕ». А когда мне удаётся достичь эффекта «а-ха», как говорится в  искусстве общения, когда я вижу,  что молодёжь улавливает с удивительной скоростью и глубиной довольно сложные темы, моей радости нет предела. Среди множества авторов, на которых я ссылаюсь на моих занятиях, есть и русский мыслитель Александр Дугин. Я не думал, что мне представится возможность познакомится с ним лично, подружиться и встретить его в качестве дорогого гостя именно в Народном Университете. Для пробуждения его интереса и интеллектуального любопытства оказалось достаточным того, что в его руки попала моя книга «Молдова – часть, которая стала целым», включающая подборку статей. Открыв для себя человека со схожими интересами, он без промедления принял моё приглашение. Удовлетворение, охватившее меня при открытии трудов Дугина, а затем и установление личного контакта с ним,  могу сравнить лишь с радостью от прикосновения с работами другого крупнейшего социолога и геополитика, румынского профессора Илие Бэдеску, с которым я также имел честь познакомится. Я напомню, что именно Бэдеску написал предисловие к знаменитой работе Дугина, опубликованной несколько лет назад в Бухаресте, «Основы геополитики», единственной книги данного автора, вышедшей в свет на румынском языке.

Роман Рэиляну, координатор по развитию евразийских гуманитарных проектов,  который сопровождал Александра Дугина в Кишинёве, считает, что социо-гуманитарные исследования профессора Дугина представляют собой мировоззренческое переосмысление действительности, которое преодолевает навязанные привычные клише и общепринятые штампы. Это  философия,  исходящая из приоритета ценности традиционного общества, предполагающая социальное строительство в каждом конкретном культурном и языковом контексте без отрыва от духовных корней. Жизнь и судьба народов — это органический процесс,  не терпящий искусственного вмешательства. Молдавский традиционализм может отличаться от консерватизма русских или румын. Вместе с тем,  для каждого из этих обществ духовное развитие всегда будет являться главным жизненным приоритетом, отсутствие которого не смогут компенсировать никакие экономические блага. Истинное евразийство — это принципиально новое осознание мира,  чуждое слепому следованию за материалистическими идеологиями прошлого. В Молдове оно может стать ядром консолидации столь разрозненного сегодня общества. Внутренние острые противоречия и споры останутся лишь отголоском безвозвратно ушедшей короткой эпохи либерализма. Я согласился с моим московским другом и соплеменником.

Мы находимся в конце исторического цикла. А История, пока на то будет воля Божья, не предопределена.  Творец одарил нас разумом, свободой, волей, проницательностью и ответственностью. И также как завершился словно кошмар «триумфальный марш Советской Власти», придёт конец и «триумфальному маршу либерального глобализма». Конечно, если только мы не останемся фаталистами, безразличными и пассивными.  Возможностей для проявления тех, кто думает, страдает и посвящает себя фундаментальным ценностям, предостаточно. А под небом Родины «словно епитрахиль», как сказал бы поэт Раду Джир, достаточно места для всего нашего православного народа, вне зависимости от этнического происхождения или языка, на котором разговаривает тот или иной из нас. Мы не являемся обществом неудачников, у нас есть сердце и разум, у нас есть желание воплотить нашу судьбу. Мы ощущаем наше призвание с особой остротой именно сейчас. Кризисные времена отшлифовывают нашу чувствительность, катализируя нашу энергию.

Мы условились с профессором Александром Дугиным, что я переведу на румынский   его книгу «Четвертая политическая теория», изданную уже на многих языках, и напишу предисловие к ней. А затем, надеюсь, последует и другая его работа, дополняющая первую, «Теория многополярного мира». Читатели из Республики Молдова, как румыноязычные, так и русскоязычные, должны быть ознакомлены с ними. Впрочем, как и читатели из Румынии. Таким образом, 17 июня было положено начало академическому сотрудничеству между Народным Университетом и профессором Дугиным.

В этот день у нас было четыре публичных выступления. Это — встреча с молодёжью, в которой участвовали мои воспитанники из организации «Новое Поколение» и слушатели Народного Университета, дискуссия в здании моего университета  с участием известных представителей академической среды, священнослужителей, политологов, журналистов и региональных лидеров, а также две телепередачи на «Журнал ТВ» и «Публика ТВ». Прямая трансляция нашей встречи порталом  www.privesc.eu в 17.00, которая продолжалась более двух часов, набрала рекордное число просмотров, более 150 000. Выражаю всем участникам этих встреч, а также коллегам из прессы, искреннюю благодарность за их интерес и открытость. Я счастлив, что радость от этих встреч была обоюдной. Профессор Дугин и публика получили особое наслаждение. Его появление в публичном пространстве нашей страны подняло дебаты на высочайший интеллектуальный уровень. Правда, некоторые дежурные комментаторы не упустили возможности уколоть моего гостя. Причины этих уколов лежат на поверхности. Само соотношение с Дугиным, даже критическое, как-то выводит их на первый план. В то же время,  правда состоит и в другом.  Инерция мышления и идеологические шоры, заменяющие интеллектуальную состоятельность, не позволяют им превзойти собственные предрассудки. Топтание в  тусклой, фрагментарной и узкой системе координат, исходящих из модных догм доминирующего дискурса либерализма, проявилось,  на сей раз,  в явном контрасте с академической широтой личности мирового значения. Тот, кто предпримет минимальное усилие, открыв Wikipedia и прочитав список его монографий и учебников, которые преподаются в десятках учебных заведениях мира, сможет сформировать себе ясное представление о  значимости этого крупнейшего мыслителя. Когда профессор оперирует такими именами, как Рене Генон, Юлиус Евола,  Мирча Элиаде, Мартин Хайдеггер, Жак Еллул, Жан Бодрияр, Жильбер Дюран, Алэн де Бенуа или Клаудио Мутти, реплицировать ему с перспективы исторических фрустраций, либо некоторых наивностей геополитического характера или с позиции стипендиатов определённых западных вузов, финансирующих «деформаторов» общественного мнения,  выглядит одновременно и дисквалифицирующе, и смешно. Столь же смешной и контрпродуктивной является и антироссийская истерия, вытекающая из нашей этноцентристской одержимости и из реальных трагедий прошлого, которые подталкивают стольких наивных людей продолжать культивировать «образ врага» в лице России и, симметрично, образ «внешнего друга» в лице ЕС и США.  Все эти подходы, вытекающие из прошлого,  надёжно закрепили шоры лжепатриотам и нескончаемой веренице прозападников. Известно, что когда все думают одинаково, в действительности, никто не думает. А оперировать устаревшими категориями ХIX  и XX веков и воевать сегодня с исчезнувшими царской и советской империей, значит оставаться пленником окончательно просроченного видения.

Те, кто застрял во вчерашнем концептуальном болоте, возможно, смогли бы понять чуть больше о новых реалиях, если бы задались вопросом, почему, например, Франция, Германия или Италия имеют отличные политические и экономические отношения с Россией.  Продолжать довольствоваться  незавидной ролью санитарного кордона, установленного американцами в зоне Восточной и Центральной Европы, которая включает в себя и некоторые новые независимые государства бывшего СССР,  по меньшей мере,  наивно, но и опасно для наших национальных интересов.  А не видеть в лице европейской бюрократии и в лице американских групп финансового, политического, медийного и военного влияния реальную опасность десуверанизации страны, экономической, культурной и информационной колонизации, означает не понимать почему мы становимся всё беднее, несмотря на «историю успеха», выдуманную европейскими комиссарами для пользования местных дураков. И не осознавать истинных причин «массового кочевничества», которое превращает нашу страну в общество на грани исчезновения, означает смириться с ролью бессознательной жертвы, добровольно шагающей в бездну нового коминтернизма. Сколькие из тех, кто топчутся в публичном пространстве и пустословят каждый вечер с экранов телевизоров, слышали о том, что былого капитализма более не существует, что он стал спекулятивным, что виртуальные деньги преобладают над производством, что свободный обмен выгоден лишь крупным транснациональным компаниям? И что социального государства на Западе больше не существует, что профсоюзы теряют своё значение в развитых странах, что капитал переродился в наднациональный и кочевнический, что не международные организации, а транснациональные корпорации правят миром, что в Европе и Америке то, что представляло собой средний класс разлагается с небывалой скоростью, что фантастическая концентрация капитала превращает богатых в ещё более богатых, а бедных в ещё более бедных. Сколькие из политических игроков и комментаторов  (о политических мыслителях и речи быть не может в наших краях!) осознают, что тем, что они творят и декларируют, они превращаются, по сути, в «слепых пилотов», как сказал бы Элиаде? Совсем немногие. И если незнание простительно рядовому человеку, оно становится опасным,  когда пронизывает саму суть псевдоэлиты, оторванной от собственного народа, от его традиции, религии и нужд.  Великий румынский социолог Димитрие Густи называл этот разрыв между массами и административными верхами «конфликтом между государством и нацией».

Разве не очевидно,  что наша страна, как, впрочем, и все страны нашего региона и большинство стран мира, подвергается массированному процессу десуверанизации и подчинения стратегическим интересам политического, экономического и культурного толка центрами влияния из США? Именно сети, базирующиеся в США, стремятся создать однополярный мир под их контролем, а кто игнорирует эту истину — либо слепец, либо их наймит. Давайте проведём небольшое сравнение. Подобно тому,  как большевики, архитекторы СССР, разрушили и поработили сначала русский народ, а  затем — другие народы, оказавшиеся под доминированием антинационального и репрессивного режима, контролируемого кликой догматических авантюристов, сегодня олигархические группы, поработив американский народ, принялись подчинять своим интересам другие страны и народы мира. Для коммунизма военные методы были привычными орудиями порабощения, а сегодня, чаще всего – невоенные. Вместо штыков и танков, используемых большевицким режимом, пущены в ход инструменты ростовщического капитализма, пропаганды и впрягания коррумпированных элит стран-мишеней в телегу нового империализма. Конечно, когда возникает необходимость, и военная сила применяется колонизаторами в полной мере.  Между советским и американским империализмом различия незначительны. Они относятся лишь к типу риторики и методов. Однако, цель та же – подчинение мира под предлогом мессианской универсальной идеологии.  А большевицкий принцип «Кто не с нами, тот против нас!» (Вот пример конвертирования Слова Божьего дьявольским интересам слуг тьмы!) перешел почти естественным и незаметным образом из коммунистического арсенала в глобалистский. С этой точки зрения, советский коммунизм и американский глобализм являются братьями-близнецами. Речь идёт о тоталитарных идеологиях, стремящихся покорить мир, с использованием парарелигиозных политических теорий.

Советский коммунизм уже умер. Американский глобализм — ещё нет. Мы боролись против первого. Сегодня настало время устоять перед вторым. Как и тогда в качестве мишени выбраны наша вера, культура, традиция, семья и наше будущее, но в особенности наш шанс осмыслить глубину человеческого бытия и его ответственности перед Богом.  А Александр Дугин и другие светлые умы являются нашими союзниками духа, веры и действия. Тем, кто ещё сомневается, что дела обстоят именно так, и что реалии в Америке и в Европе совсем другие, чем показывают нам, а сравнение, которое я провожу между советским коммунизмом и западным потребительством нисколько не преувеличены, думаю, было бы полезным почитать  ряд релевантных в этом смысле авторов. Русские Иван Ильин, Александр Солженицын и Александр Дугин, американцы Пол Готтфрид, Дэвид К. Кортен и Виллиям Грейдер и южнокореец Ха Жун Чанг могли бы помочь наведению порядка в умах многих из нас.

Всякий схематический подход и чёрно-белое видение противопоказаны проведению глубокого анализа. С этой точки зрения, нахождение Дугина в Кишинёве можно рассматривать и как сеанс коллективной психотерапии, способный помочь нам одолеть старые фрустрации, румынофобию и русофобию. Его любовь к румынской культуре, глубокое знание румынской философии, Мирчи Элиаде, Нае Ионеску, Лучиана Блага и многих других являются в этом смысле показательными.  С другой стороны, тот, кто, вместо того, чтобы дорожить традицией и истинной культурой, аплодирует, заодно с извращенцами из внешних групп влияния, однополым бракам,  гомосексуализму, гей-парадам и ритуальным выходкам «Пусси Райот» в Храме «Христа Спасителя» из Москвы, является либералом. А отвергающий всё это – человек нормальный. Возрастающие и всё более коварные давления извне заставляют нас искать  идейных собратьев.  В конечном счёте, два великих явления творят историю – идея и воля. Всё остальное – суета.

Молдова нуждается в усилении нового течения мысли – традиционного, консервативного, христианского. А две главенствующие идеи – одна метафизическая, а другая физическая – взаимосвязаны. Это — религиозная вера и экономическое возрождение. То есть, духовная реальность, которая всегда главенствует, определяет материальную реальность. Если мы наведём порядок в наших душах, в системе ценностей, которые исповедуем, мы сумеем навести порядок и в нашем хозяйстве, в экономике. Наша духовная и интеллектуальная независимость определит нашу политическую и экономическую независимость. А тот, кто обладает менталитетом вассала, кто является носителем синдрома аппендикса крупных держав, кто пытается постелить наши национальные интересы под ноги циклопических структур извне, от которых ожидает решения наших проблем, глубоко заблуждается. Кто боится или обжигается от прямого диалога с людьми размаха Дугина, видя в нём представителя русского империализма,  страдает острой интеллектуальной недальновидностью, как и достойной сожаления геополитической близорукостью.

Влияние румынской и русской культуры на Молдову следует обернуть в преимущество, в слияние, которое не испортит, а напротив, отшлифует и укрепит идентитарный профиль нашего общества. Противоречия и исторические противостояния между этими двумя странами должны быть трансформированы в духовные и культурные созвучия, а геополитическое соперничество и ревность должно быть преобразовано в комплементарность интересов трех стран и наций. Мы не являемся более ни окраиной царской империи, ни восточной частью Великой Румынии, ни советской республикой. И если у нас или в двух столицах, Москве и Бухаресте, для некоторых мы являемся лишь временно потерянной территорией, предназначенной для возвращения под администрацию одной из них, мы и никто иной, путём наших культурных, политических и экономических достижений, посредством нашей дипломатии и наших элит, должны показать, что эта земля —  наша, наших мёртвых, всех тех, кто родился здесь, и нашего потомства. А  исторические родины рассматриваются нами сегодня с одинаковым уважением и вниманием, но и с достоинством. Мы не будем практиковать ни кичливость, ни послушание.  Мы впитаем с одинаковой жаждой обе культуры и  создадим своим трудом ценности, достойные быть отмеченными как дома, так и в соседних странах. Великолепие народа не измеряется его географическими просторами и не имперскими претензиями, а вкладом в ценности мира. Кто же обладает комплексом человека, принадлежащего к народу второго сорта,  агрессивного или покорного, несёт лишь вред своей стране.

До скорого, дорогой друг Александр Дугин! Я твёрдо верю в судьбу моей страны, в её уникальное призвание и в её достойное место в мире симфонии между народами, культурной и идентитарной полифонии, взаимодополняемости между странами и нациями, которые будут сравниваться не столько в цифрах и военном потенциале, сколько в достижениях ума и творчества. В однополярном мире есть место только для одного хозяина и множества лакеев. А в многополярном мире есть достойное место для каждого народа. Молдова может и должна участвовать в глобальном процессе геополитической реконфигурации мира. Как зрелый, достойный субъект, способный сыграть свою уникальную роль во взаимодействии с другими народами.

ЮРИЙ РОШКА — лидер Христианско-демократической народной партии.

http://ava.md/analytics-commentary/020827-dugin-v-kishineve-ili-reabilitaciya-tradicionalistskogo-diskursa.html

Материалы по теме:

О будущем евразийской интеграции на краю Старого Света - Тамара Меликсетян
Путь Молдовы: от евромечтаний к федерализации и Евразийскому экономическому союзу - Игорь Додон
Почему Украина продолжает изолироваться от евразийского информационного пространства? - Дмитрий Бога...
Революция с намёком - Эрнест Варданян

npb-logo-ru-1
ru_1

euraz_segodnea_11

banner_en_2013_1