Информационное обозрение

Мнения экспертов

Автаркия — неизбежный ответ на санкции — Владимир Карпец

Владимир КАРПЕЦ

 

Итак, санкции, санкции, санкции…

Не  только  на  отрасли  хозяйства, учреждения, чиновников  —  уже  и на  Главу  государства.

Больше всего  наши   чиновничество  и  интеллигенция —  начиная  с  1991  года,  да  и  раньше  —  боялись  именно  этого.   И  вот…

Угодить хозяевам  мира  Россия  может  только  самоликвидацией.

Поэтому  нам  сегодня  остается  только  один  путь.  В политической  и  экономической  теории  он  называется  автаркией.  Кстати,   в  переводе  на  корейский  это  «чучхе».

Конечно,  России  совершенно  не  нужно  брать  за образец  Северную  Корею.  «Корейский  путь»  —  для  маленькой,  полуостровной,  «крайне  азиатской»  страны,  не  несущей  мировой ответственности.  Для  огромной,  многоукладной,  многоклиматической,  многокультурной,  очень  разнородной  в  проявлениях  России  он, конечно,   не  годится.  Наша  автаркия  —  совсем  иного  порядка.  «Автаркия  больших пространств». По  сути,  континентальная, имперская  автаркия —  авторитарная, но  не  тоталитарная.

Впервые слово «автаркия» появляется у Фукидида, в значении как самодостаточности человека, так и политико-экономической независимости государства. В средневековой Руси к этому понятию изначально близок термин «самодержавие» или «самодержавство», появляющийся в XIV–XV вв. Самодержавие – внешняя политическая независимость, а «белый царь» – царь, свободный от уплаты дани другому государству, – если рассуждать об этом с точки зрения права.  Конечно,  есть  и  другие  значения,  но  сейчас  нам  важно  именно   это.

Автаркия  в  известном  смысле  «закрытость»  и  «неподвижность».

Герметическое противостояние твердого и летучего, сульфура и ртути —  «суши  и  моря» — сегодня является уже общим местом, без понимания которого нельзя понять вообще ничего.

Применительно к политике и государственной жизни речь идет об экономике производства  и экономике  обмена (у  Аристотеля —  собственно  «экономика»  и  «хрематистика»), равно как и о двух типах государства  и  права.

Большинство современных политологов, воспитанных на идеях «европейского просвещения», в понятие автаркии вкладывают негативное содержание. Отношение к автаркической экономике определяется исходя из цивилизационного или формационного подхода к истории. Но подлинные причины негативного отношения к автаркии лежат в области метафизики. Критикуя автаркию, отрицают пространство и выбирают время, выбирают эфемерность летучего – это и есть «общественно-экономические формации», сменяющие друг друга. Цивилизационный же подход основан на возможности автаркической экономики в любое время и в любом месте, причем связан он по преимуществу с континентальным геополитическим положением страны. Также автаркия является важной чертой именно традиционного общества с доминированием религиозного или иного нематериалистического мировоззрения. Характерно при этом, что советская (послеленинская,  точнее,  посленэповская)  и китайская экономические модели при формальном их материализме были связаны с автаркическими подходами. Они в любом  случае господствуют в тех случаях, когда политическому фактору в мышлении отдается предпочтение над экономическим (т.н.  «восточный  тип государства  и  права»), когда духовное, религиозное ( или  антирелигиозноек), вообще нематериальное начало господствует – «невидимое первенствует». Парадоксально, но, например, в  СССР  в качестве религиозного начала  выступал «научный атеизм». Бога  именовали  «Бога-нет».   Достаточно посмотреть великий фильм Александра Довженко «Земля».

Советский  Союз  держало —  как  идеальное,  невидимое  —   «утверждение  отрицания».  Но  оно  его  и  убило.  «Это  убьет  то».

Пространственная парадигма противопоставляется временной, а «синхронический подход» к реальности – историцизму (вот  еще  одно  гибельное  для  СССР обстоятельство  — воинствующий историцизм  идеологии при  задачах  «удержания  пространства»). Именно синхронический подход и характерен как принцип автаркии или «автаркии больших пространств» (выражение  Фридриха  Листа). Связывать автаркию с докапиталистическими формациями неверно. Уж  если  говорить о  «формациях»,  то  тогда  о  некапиталистических.  Кстати, их разнообразие не обязательно связано с социализмом, тем более в марксистском смысле. Но важно помнить, что сама по себе единственность и безусловность глобальной капиталистической модели также совершенно не обязательна. Более того, это ловушка, в которую человечество оказалось загнано. Глобализм не предопределен.  Это  такой  же чисто  экзистенциальный выбор, как и автаркия.

Вопреки сегодняшним   «новым  красным»,  СССР не  мог  не  распасться.  «Тяга  земная»  одной  шестой  части  мировой  суши, расположенной  в  виде  «чаши»  между  горами  и  океанами —  причем океанами  не  Запада,   а  Северо-Востока —   с  ея  огромными,  неимоверными богатствами и  естественным  разнообразием,  предопределяло  автаркическое  развитие,  тягу  к  самодостаточности,  а  прогрессистские  установки  марксизма  все  равно  предопределяли тягу элит  к  евроамериканским  моделям  Советские  элиты  не  могли  не  пожертвовать  страной  ради  «экономики»  —  такой, какой  ее  видят  западные  модели.  Китай сумел  выйти  из  этой  ситуации  мягче  только  потому,  что Мао  Цзедун –  никакой,  на  самом  деле,  не  марксист, а даос,  называвший  себя «одиноким  монахом  с  дырявым  зонтиком» —   видел  в  коммунизме («гунчань» —  «сообща  порождать») проявление   «дао»,  а  вовсе  не марксистскую  «формацию».  Марксизм  он  лишь  «использовал  как  язык»  (то  же  самое  говорил  о  себе А.Ф.Лосев) Но   Китай  не  знал  ориентированности  на  время,  а  не  на  пространство,  «греко-иудейского  мира» (Ж.Аттали),  а  Россия  к  последнему  все  же  исторически причастна.  Поэтому  «китайский  путь»  был невозможен.  Можно  любить  СССР и  жалеть  о  нем.  Но  невозможно  вернуть  то, что  изначально  существовало  «на  разрыв».

Ориентация  на  время,  а  не  на  пространство связана с господством  изначально  «греко-иудейских»,  атлантических моделей – в ХХ веке — от либерализма до евромарксизма и социал-демократии. Но, как на первый взгляд ни странно, не анархизма, в котором так же, как и в монархии, пространство господствует  над временем («Гуляй-поле»,  в  котором  сам «батька»  —  архетип  «длинноволосого короля»). «Русский  человек  или  монархист,  или  анархист,  но  никогда  —  либерал»  —  писал  Лев  Александрович Тихомиров. Ему  перед  смертью  вторил  и  сам  Нестор  Иванович  Махно:  «В  России  может быть  или  монархия,  или  анархия,  но  вторая —  всегда  ненадолго».

Монархия антиномична.  То  есть  «противозаконна»,  точнее,  «надзаконна»  «Надо,  чтобы  один  человек  был  выше  всего,  даже выше  закона» (А.С.Пушкин)    Анархия самодержавна. Но  ни то,  ни  другое —  не  «застой»,  о  котором и  говорить-то  можно  лишь  в  категориях  времени. Как и автаркия —  не  застой. Автаркические модели рассматриваются, напротив, как элемент развития. Наиболее четко в современной политической теории принцип автаркии и связанный с ним «закон пространственной прогрессии» сформировал в Европе —  и  для  Европы —  Жан Тириар: «от городов-государств через государства-территории к государствам-континентам». В  России —  и  для  России – Александр Дугин. В его  «Основах геополитики» говорится: «Автаркия – самодостаточность, возможность устойчивого существования экономической, социальной, экологической и др. систем только за счет внутренних ресурсов. История цивилизаций показывает, что минимальный уровень, необходимый для реализации автаркии социальных систем, постоянно повышается».

Как Тириар, так и  Дугин следуют в  конечном  счете  за  уже  упоминавшимся  выдающимся германским экономистом ХIХ в. Фридрихом Листом – именно он, по сути, создал экономическую теорию, противостоящую как либерализму, так и марксизму. Согласно Листу  «автаркия больших пространств»  связывающая экономическое развитие с территориальным и демографическим фактором. Евразийцы (князь Н.Трубецкой  и  П.Савицкий)  дополнили  все  это  еще  более широким  понятием  «месторазвития».  Пространственная парадигма противопоставляется временной, а «синхронический подход» к реальности – историцизму.

Александр Зиновьев вообще писал о принципиальной «нереформируемости»  советского строя и  вообще  России. Это и так, и не так. Если понимать под реформируемостью смену исторической парадигмы – да, если же  действия в рамках парадигмы – нет. Но это относится к любому живому государству – как автаркическому, так и либеральному.

О «тысячелетней русской  парадигме» и  необходимости  ея  «слома» говорил «прораб перестройки» Александр Яковлев. Перестройка  не  удалась  —  только поэтому  мы  все  еще  живы. По  сути, все осталось, как было и есть, – давление и мощь пространства, «самодержавие пространства», выступающее под разными именами.

Были ли необходимы реформы советского политического и экономического строя? Конечно. Но  совершенно  иные —  на  путях не  слома  «тысячелетней  парадигмы», но на  путях  расчищения завалов —  с  1917 года,  а,  на  самом  деле  еще  с  XVII века, по  крайней  мере. Собственно, этот путь,  хотя  и  в  рамках  «советского  новояза» и был предложен, и назывался он не «перестройка», а «ускорение», то есть не смена исторической парадигмы, а ее максимальная концентрация. «Россия  сосредотачивается».  Это и есть на самом деле автаркия. Самодержавие, когда властвующий субъект «сам себя держит». Первичность власти по отношению к собственности, а не наоборот. Господство пространства над временем. Но если первична именно власть, то она не может не иметь корней, растущих не отсюда. Она укоренена не в ней самой, она внеположна. Безбожна та власть, которая исповедует первичность собственности. Она безбожна, ибо не самодержавна. Она опирается – точнее, не опирается – на «чистое ничто». Она не держит самое себя. Следовательно, ее нет. Когда мы говорим об автаркии, мы не можем не мыслить по Хайдеггеру – «почему вообще есть сущее, а не, наоборот, ничто?» Ни либерализма, ни демократии просто нет. В политике существует только самодержавие. И всякое мышление о политике всегда есть только мышление о самодержавии. Или о капитуляции, каковая есть просто капитуляция во времени и перед временем.

Даже когда Россия пытается уйти от автаркии, она никуда от нее не уходит. Она не ушла от нее ни в 1861-м, ни в 1917-м, ни в 1991-м. «Деспотизм внутренней идеи» (К.Н. Леонтьев) неотменим, и если мы пытаемся его «отмыслить», его будет навязывать противник. Восстановлении России  через  автаркию  началось  не  сейчас. Оно  прошло через Мюнхенскую  речь Владимира Путина,  но  началось даже и  при Ельцине – примерно с 1998 г., со второй чеченской и с Балкан. Просто сегодня  мы  —  дай  Бог,  навсегда  —  заговорили  с  внешним  миром  на  русском  языке.  Причем —  да,  заговорили  не  сами,  и  не  по  собственной  воле.  Запад сам  вынуждает  нас  это  делать, изолируя  Россию,  Запад  сам  создает  новый  «железный  занавес». Но мы  должны  сделать  его  совершенно  иной,  чем  «железный  занавес»  начала  пятидесятых  и  далее.   Тот  —   не  нужен.  Граница,  на  наш  взгляд,  должна  быть  открыта,  но только  в  одну  сторону. —  «туда».  И  никаких  «возвращений».   Более  того,  вполне  возможно  восстановить  в  УК  статью  о  лишении  гражданства  (при  отмене  пресловутой  282-й).  Лишать  гражданства,  в  числе  прочего, за  сепаратизм,   И  не  надо  никаких  ГУЛАГов.  Более того,   можно  и решительно  сократить количество  мест  лишения  свободы  вообще  —  они,  как  правило,  не  исправляют,  а  еще  более  разлагают.  Преступления  малой  и средней  тяжести  вполне  можно  наказывать  исправительными  работами,  ограничением  передвижения  или  штрафами  (в т.ч. в  рассрочку).

 

И  не  будет  больше  лагерей  и  тюрем –

Все  враги  России  будут  казнены — поет Жанна  Бичевская.

Вне зависимости от предсказаний о  последних  временах (о  них  поет  певица),  мы  должны все  же  статься  создать  возможности, при  которых   казнены  будут  только  откровенные  враги  и  нелюди  —   военные  шпионы, предатели,  прямые  агенты  —  ну  и  серийные  убийцы, растлители  детей…  Инакомыслящие  —  просто  —  пусть  едут  туда,  где  им  легче  мыслить  так,  как  они  хотят.  Едут,  чтобы  больше  не  вернуться.   Их  судьба  нас  не  волнует, и  пусть их  не  волнует  наша.  «Была  без радости  любовь,  разлука  будет  без печали».

Выход  на  самодостаточность  развития  даст  возможность  наконец начать  жить  и  работать  самим.  Слезть  с  иглы  «евроатлантической  зависимости». В  том  числе  и  прежде  всего  в  области  углеводородов.  В  конце  концов,  у  нас  остается  тыл  —  страны  БРИКС,  организация  ШОС и  т.д.   Не  на  Европе  свет  клином  сошелся.

Мы  —  точнее, те, кто  пришел  к  власти  после  1991 года —  не  хотели  возвращения  России  из  «марксистского  плена»  к  самой себе,  к  русской  «сродности».   Это  повлечет  за  собой  «всплытие»  глубинных  архетипов и  смыслов,  в  том  числе  социально-политических.

В  идеале  социальное  устройство  России  должно  быть  таково.  Весь народ  делится  на  «тех,  кто  защищает  государство, и  тех,  кто  кормит  тех,  кто  его  защищает»  (В.Ключевский).  Ну,  и еще  небольшая  прослойка  иноков,  аскетов,  служителей  Бога  —  «государевых  богомольцев».  Земля,  финансы   и  крупная  собственность  переходят  целиком  Державе.  Мелкая  и  средняя,  также  и  любая  трудовая собственность   —  сохраняются.  Продажа земли  и  недр  прекращается. Продукция,  плоды, продукты  переработки —  пожалуйста.  Но  не  сама  земля.  Безплатное  образование  и  медицина (при  том,  что  желающие изысков  могут  заплатить,  и  это  будет предоставлено). «Цветущая  сложность»  в  культуре – при запрете индустрии  гламура  и  растления.    Да,  это  социализм.  Но  не  марксистский,  не  ленинский,  а  исконный  Царско- народный  социализм,   «тягловое государство» (опять-таки  выражение Ключевского).  Социал-монархизм  Льва  Тихомирова,  Константина  Леонтьева,  генерала  А.Д. Нечволодова.   Конечно,  это  в идеале.  Переходных  и  временных  вариантов  может быть много.  Но  —  без  «евроатлантической  зависимости».

«Новый  железный  занавес»  принесет  стране  очищение.  Ошибкой Л.И.  Брежнева были  препятствия  к  выезду  из  СССР  евреев  (в  Израиль) и  либеральной  интеллигенции (на  Запад).  Тем  самым  создавалась  «пятая»,  а  потом  и  «шестая колонна»  (последняя  —  в  недрах  как  советской,  так  и  нынешней власти). Создавались  целые  поколения,  ориентирующиеся на  Запад,  не  знающие  и  не желающие  знать  и  понимать  страну,  в  которой  они  живут.

И  вот  —  Запад делает  все  сам,  за  нас…

Санкции,  санкции, санкции…

Санация,  санация,  санация…

Владимир КАРПЕЦ, философ и публицист

«Завтра»

Материалы по теме:

Евразийская интеграция: психологические проблемы - Доклад Центра системного анализа и прогнозировани...
Армения должна не ждать того, что ей дадут, а брать сама - Владимир Лепёхин
"Крым — наш, и житель Крыма — не баррель" - Александр Минкин
Елена Горелова: "Азиатский банк инфраструктурных инвестиций и Евразийский банк развития предста...

npb-logo-ru-1
ru_1

euraz_segodnea_11

banner_en_2013_1