Информационное обозрение

Мнения экспертов

Польша и мечты о Межморье — Владислав Гулевич

 

С одобрения Лондона доктрина Междуморья (Intermarum) стала при Юзефе Пилсудском сутью восточной политики Польши. Целью было создать под водительством Варшавы антироссийский блок из стран, расположенных на балтийско-черноморской перемычке. Такой блок («санитарный кордон») изолировал бы Россию от Европы и обеспечил бы здесь доминирующее положение Польши.

На прошедшем 3-6 июля в Катовице съезде партии «Право и справедливость» («ПиС») Михал Дворчик, бывший советник президента Польши Леха Качиньского, а ныне председатель фонда «Свобода и демократия», работающего с поляками на территории бывшего СССР, обозначил контуры восточной политики Варшавы.

В числе приоритетов – отказ от политики «исторической амнезии» в отношениях с Украиной, когда польские власти сквозь пальцы смотрели на героизацию Киевом нацистских преступников из ОУН-УПА, и укрепление связей со странами так называемого Междуморья. Особое внимание при новоизбранном президенте Анджее Дуде, который победил на выборах как кандидат партии «ПиС» (он участвовал в работе съезда в Катовице), будет уделяться положению польского меньшинства в Литве и Белоруссии.

С одобрения Лондона доктрина Междуморья (Intermarum) стала при Юзефе Пилсудском сутью восточной политики Польши. Целью было создать под водительством Варшавы антироссийский блок из стран, расположенных на балтийско-черноморской перемычке. Такой блок («санитарный кордон») изолировал бы Россию от Европы и обеспечил бы здесь доминирующее положение Польши.

Восточная политика Польши с начала 90-х годов – это непрерывные усилия по воплощению в жизнь доктрины Междуморья, предполагающей, прежде всего, альянс Польши с Украиной, Белоруссией и Литвой. Все эти страны были упомянуты в выступлении М. Дворчика на съезде президентской партии.

За последние четверть века польская политическая мысль прибегала к разным моделям отношений с бывшими советскими республиками. Это и доктрина ULB (создание буфера Украина – Литва – Белоруссия между Польшей и Россией), которая владела умами польской эмиграции на Западе в 1960-1970 гг., и проект Четвёртой Речи Посполитой (трансграничное идейно-политическое и культурно-экономическое единение Польши, Украины, Белоруссии и Литвы на основе исторического предания о временах Второй Речи Посполитой периода 1926-1939 гг.), выдвинутый в 2005 г. этнографом и историком Ярославом Лещиньским.

Обе доктрины (ULB и Четвёртая Речь Посполитая) представляются составными частями более обширного проекта Междуморья, который включает в гипотетический антироссийский союз помимо Украины, Белоруссии и Литвы ещё и Финляндию, Латвию, Эстонию, Молдавию, Румынию, Венгрию, Болгарию. 

Междуморье – это проект «на вырост». В геополитических грезах польских стратегов он венчался проектом АВС (Адриатика – Балтика – Черное море), то есть подключением к Междуморью балканских стран, что обеспечило бы Польше и ее восточноевропейским союзникам выход к Адриатическому морю.

Увлечённость образами Междуморья не раз заставляла Польшу жертвовать исторической памятью и мириться с националистическими антипольскими режимами в республиках, имевших общую границу с Россией. Возникает ситуация шизофренического раздвоения. Польша поддерживает  украинский националистический режим (на съезде «ПиС» М. Дворчик говорил о необходимости добиться включения Польши в состав «нормандской четверки» для переговоров по Донбассу) и одновременно устами функционеров «ПиС» требует не торговать исторической памятью, приписывая этот грех  «Гражданской платформе» («ГП») Бронислава Коморовского.

На самом деле сколько-нибудь существенных различий между «ПиС» и «ГП» в этом вопросе нет. Польский политический класс продолжает балансировать между политической поддержкой украинского национализма и необходимостью удовлетворить исторические претензии польского общества к этому течению.

Балансировать заставляет ещё и то, что  осенью в Польше состоятся парламентские выборы, а часть голосов у «ПиС» грозит отобрать партия бывшего рок-музыканта и новичка в политике Павела Кукиза, получившего  20% голосов на выборах президента. Кукиз призывает дозировать поддержку Варшавой киевского режима («бронежилеты – да, автоматы – нет») и не допустить реабилитации ОУН-УПА. Вместе с тем он симпатизирует организации «Реституция Кресов», которая выступает за возвращения имущества на территории Западной Украины его бывшим польским владельцам.

«ПиС» пытается убедить поляков в том, что с приходом на президентский пост Анджея Дуды в польской политике подуют свежие ветры. Однако надежд на это мало.  Варшава будет по-прежнему следить за тем, чтобы вражда украинских националистов была сосредоточена на России, а не на Польше.  Вместе с тем инициативы ЕС вроде соглашений об ассоциации с Украиной и Молдавией или «Восточного партнерства» польские власти будут интерпретировать как переиздание проекта Междуморья.

Владислав ГУЛЕВИЧ
Фонд стратегической культуры

Материалы по теме:

Закат Европы и историческая миссия России - Валентин Лебедев
Переформатирование власти в Молдавии: декорации сменились, игра в "евроинтеграцию" осталас...
Либо интегрируем Приднестровье путем федерализации, либо теряем государственность Молдовы - Игорь До...
О месте Сталина в исторической памяти и в истории без изъятий - Владимир Мединский

npb-logo-ru-1
ru_1

euraz_segodnea_11

banner_en_2013_1